Светлана Усович: «Легкая атлетика может быть праздником: нам просто надо этому учиться!»

CJ2E6830

Светлана Усович, одна из топовых представительниц современной белорусской легкой атлетики, приняла решение завершить спортивную карьеру.

Светлана - многократный призер чемпионатов мира и Европы в помещении в беге на 400 и 800 м, в эстафете 4х400; участница трех Олимпиад: именно с ней в 2008 году в финале олимпийской эстафеты 4х400 наши девушки совершили почти невозможное, заняв итоговое 4-е место.

Однако Светлана – не только успешная легкоатлетка. У этой искренней, эмоциональной, красивой девушки очень доброе сердце: она не раз принимала участие в разных благотворительных проектах.

Накануне турнира «Минская зима», в рамках которого состоится торжественная церемония проводов из большого спорта Светланы Усович, она поделилась с нами своими размышлениями о будущем белорусской легкой атлетики, рассказала, кем хотела стать в детстве, о своих наставниках, кумирах, взлетах и падениях, а также оставила всем нам надежду на свое возможное возвращение в большой спорт, ведь на горизонте маячит Олимпиада в Рио-2016... 

- Светлана, в 1996 году вы  поступили в Республиканское государственное училище олимпийского резерва – 1996 год вы считаете точкой отсчета своей профессиональной карьеры или все началось гораздо раньше?

- Наверное, раньше, ведь я занималась легкой атлетикой и до РГУОР, года три-четыре, хотя, конечно, ни о какой карьере я тогда не думала. У нас была компания, мы вместе тренировались. Просто мне надо было почувствовать вкус победы, добиться результатов, а это все началось потом.

- То есть из всех видов спорта вы изначально отдали предпочтение легкой атлетике?

- Да, легкой атлетике. В 1996 году у меня была тренер, которая взяла меня в Республиканское государственное училище олимпийского резерва - Виктория Семеновна Божидарова – она тренер по многоборью, - поэтому мы не зацикливались на каком-то одном виде: например, 400 или 800 метров, - нет, такого не было. Мы делали все многоборские дисциплины: бегали, прыгали, играли. Было очень интересно. Возможно, в детстве и надо было позволить ребенку, чтобы он сам определился: тренер дала мне лишь  толчок.

- Сколько вам было лет, когда выиграли свое первое соревнование? Помните свои ощущения в тот момент?

- Первые соревнования я не помню. Конечно, это было в школе, на уроках физкультуры: мы выполняли разные тесты, и учитель всегда ставил меня в пример, даже перед мальчишками потому, что даже физически я была сильной: могла подтянуться, пробежать лучше всех.

- Какая ваша самая любимая дистанция?

- У меня нет любимой дистанции: все любимые.

- Вы одинаково любите и спринт, и марафон?

- Понимаете, хорошо там, где нас нет. У меня так было: когда я бегала 400 метров, мне часто казалось: как же это тяжело, не хочу больше, буду лучше бегать 800 метров. Но, когда в новом сезоне я переходила на 800 метров - все-таки понимала, что очень люблю дистанцию 400 метров.

- Какой, на ваш взгляд, наиболее зрелищный и интересный вид легкой атлетики?

- Короткие дистанции, спринт. Но мне нравится смотреть и бег на 800 метров, ведь, в принципе, спринт - это 10-11 секунд, а 800 м - это борьба, тактичность: где-то надо и подумать.

- Вам самой нравилось бегать спринт?

- Очень!

- А нервы часто мешали настроиться?

- Да, бывало. В юниорском возрасте я бегала 100 метров, и у меня был такой опыт на республиканских соревнованиях в Гродно: я в финале сделала два фальстарта - в то время это еще разрешалось – у меня там был технический момент: были слабые кисти, и я просто их вывернула. Мне засчитали фальстарт и сняли с соревнований. Конечно, у меня была истерика, ведь я понимала и все знали, что я лидер в этой дистанции в своем возрасте. Какой же стресс у меня был тогда… Но на следующий день я бежала 200 метров и доказала, в первую очередь, себе, что я лидер в спринте.

- Вы легко оправились после такого досадного старта на 100 м или перед забегом на 200 м всю ночь не спали, думали, как бы завтра снова не наделать ошибок?

- Нет, спала я нормально. Просто это у меня такая черта: я быстро взрываюсь, могу даже накричать на кого-нибудь. Главное, чтобы рядом нашлись люди, которые скажут: «Света, все хорошо, будь уверенна, ты можешь, все получится!».

- Вы участница трех Олимпийских игр: в 2004 г. в Афинах вы стали 9-й. В 2008 г. в Пекине у вас было 4-е место. В 2012 г. в Лондоне вы снова стали 9-й, то есть вы всякий раз стабильно входили в лучшую десятку бегунов-олимпийцев планеты.

- Да, если мы говорим об эстафете 4х400 м. Но параллельно я участвовала в личном первенстве 400 метров и стала 14-й в Афинах. В Пекине я бежала 800 метров, и там со мной произошла трагическая история в полуфинале… Соперница столкнула меня с дорожки: есть даже видео и фото этого момента. Вернувшись домой, я об этом старалась не говорить, поэтому мало кто знает об этом досадном инциденте. Но было так обидно, когда в олимпийском полуфинале меня толкнули, и я кубарем полетела на восьмую. Но все-таки добежала, финишировав последней, конечно. Это поставило крест на финале, хотя все могло получиться! Знаете, я ведь была настроена на финал. Я была готова для финала! Конечно, мы ходили, делали запросы, чтобы разобрались с моей ситуацией, но нас никто не хотел слушать: говорили, что я попала под ноги – и все.

- Толкнувшая вас спортсменка после забега извинилась? 

- Нет. Хотя все было очевидно: на видео было видно, как она двумя руками меня толкнула. Ладно, пусть у нее все будет хорошо. Я не хочу говорить об этом случае.

- Какие Олимпийские игры вы считаете самыми любимыми?

- Моя самая любимая Олимпиада – Игры в Пекине.

- Почему?

- Игры в Афинах были моей первой Олимпиадой, и тогда для меня все еще было не совсем осознанным: вау, Олимпиада – круто - и все. Я еще не совсем понимала, насколько это значимо. А самая любимая Олимпиада - это Пекин 2008 года: на своих вторых Олимпийских играх я уже знала, в полной мере осознавала, что это такое и что, в принципе, все возможно. Надо лишь действовать.

- А как вы ощущали себя на стадионе в Пекине? Что чувствовали, когда видели тысячи зрительских глаз, сосредоточенных на вас и ваших соперницах и ожидающих красивого забега?

- Когда сидишь на трибуне как зритель, тогда - да, тебя могут переполнять эмоции от событий на стадионе. А если еще люди волну пустили – как же это здорово! Но, когда сам находишься внутри соревнований, на стадионе, ты не слышишь криков, ты вообще ничего не слышишь: есть лишь ты, твои соперники и дистанция – все!

- Значит, для вас особо никогда не было разницы, на каком стадионе проходят соревнования: Лондон, Пекин, Рим, какой-нибудь американский Юджин? Атмосфера арен для вас как для атлета всегда была примерно одинаковой: вы каждый раз ощущали только себя, соперниц и дистанцию?

- Конечно, Олимпиада - это ответственно, но есть же еще и другие соревнования: чемпионаты мира, Европы и т.д. В принципе, ты уже адаптировался к обстановке, атмосфере арен: трибуны, люди, болельщики, – они везде одинаковые, будь то Олимпийские игры или чемпионаты мира, - чего, конечно, нельзя сказать о наших чемпионатах Республики потому, что у нас очень трудно собрать людей на подобные турниры. Но все-таки аура везде одинаковая, просто на Олимпиаде настроение другое - у тебя в душе - потому, что ты идешь к этому старту четыре года. Бывает так, спортсмены три года тренировались, готовились - и потом в год Олимпиады случилась травма: люди ломались. И, казалось бы, ничего страшного: все пройдет, на следующий год снова соревнования… Но не Олимпийские игры.

- 16 января вы официально завершите свою профессиональную спортивную карьеру. Нет ли ощущения, что, может быть, вы немного поторопились, ведь можно было бы вновь испытать удачу на Олимпийских играх в Рио в следующем году: а вдруг они стали бы самыми успешными за всю вашу карьеру?

- Знаете, есть у нас певцы, которые уходят и потом возвращаются – так и я!

- Значит, пока окончательную точку вы не ставите и еще оставляете нам надежду поболеть за вас в Рио?

- Скорее всего, в первую очередь, я себе оставляю надежду: а вдруг? Но должно все сложиться потому, что просто так не будешь готовиться.

- Но минимум 50% вероятности увидеть вас на Олимпиаде 2016 года у нас все же есть. Расскажите о своем первом тренере?

- Моим первым тренером была Курьянчик Светлана Николаевна. Она занималась со мной в червеньской ДЮСШ. Тренировалась я у нее мало, но мы так давно знаем друг друга, что сейчас общаемся, как подруги, поддерживаем очень теплые отношения до сих пор. Светлана Николаевна дала мне азы легкой атлетики, научила ее первоосновам.

- А сколько вам было лет, когда вы к ней попали?

- У нас маленький городок: всего четыре школы. И мне мой учитель физкультуры сказал: «Света, ты идешь в спортивную школу». А какому-нибудь Васе, например, педагог по музыке сказал идти в музыкальную школу: то есть нас по секциям распределяли учителя в школе. К Светлане Николаевне я пришла в пятом классе.

- И все совпало: Курьянчик стала тем человеком, который привил вам любовь к легкой атлетике?

- Да, именно этим человеком Светлана Николаевна была для меня.

- А Божидарова Виктория Семеновна? Она внесла бесценный вклад в становление многих звезд белорусской легкой атлетики...

- Я тренировалась у Виктории Семеновны с  1996 по 1999 годы, вместе с Юлей Нестеренко, Леной  Невмержицкой и другими девочками. Так вышло, что Божидарова тренирует до определенного возраста: то есть после юниоров  она передает атлетов другим тренерам. Но воспитала она много хороших спортсменов.

- Получается, когда пришло время, Божидарова передала вас Захаревичу?

- Нет, Захаревич хорошо общался с моим первым тренером – Светланой Курьянчик. Она хотела, чтобы я сразу после нее начала тренироваться у Игоря Владимировича, но судьба распорядилась иначе: я сначала попала к Божидаровой, а уже потом – к Захаревичу. И я очень  благодарна, что со мной работала Виктория Семеновна: она очень много мне дала и как тренер, и как человек.

- В 1999 году вас начал тренировать Захаревич Игорь Владимирович, и он оставался вашим тренером до самого последнего дня вашей спортивной карьеры: почти шестнадцать лет. Как Игорь Владимирович мотивировал вас, когда у вас опускались руки и ничего не хотелось делать?

- Честно скажу, когда мы тренировались у Захаревича, ни у кого руки не опускались! Он всегда держал спортсменов в тонусе. Обычно, когда у девочек тренер – мужчина, хочется, чтобы он и приобнял, как отец… А Игорь Владимирович никогда себе этого не позволял. Он никогда открыто не хвалил: все было завуалировано.

- Он просто не хотел, чтобы у спортсменов появилось лишнее самомнение, которое могло бы им навредить?

- Да, он не позволял никому заболеть звездной болезнью. Мы много ругались…  Например, я приезжаю с соревнований, заняв второе место: а он никогда не скажет, что результат хороший, - наоборот, будет ругать и говорить, что результат плохой.

- Что он вам сказал, когда вы заняли четвертое место на Олимпиаде в Пекине? 

- Мы тогда сделали нереальное!

- То есть всё-таки похвалил?

- Нет, конечно, поругал!  Какая-то передача не понравилась, где-то еще мы упустили… - И, вот, из-за этого мы стали лишь четвертыми...

- Взаимоотношения спортсмена и тренера - это важная составляющая успеха тандема, а часто и определяющая для результата. Какие отношения с тренером вы считаете идеальными? Демократичные: тренер – друг, как в случае с Курьянчик, или, скорее, авторитарные: тренер – начальник, как с Захаревичем?

- Я не знаю, но про Захаревича хочу, вот, что еще сказать: жаль, что он не давал мне бегать 200 метров - я так хотела бегать эту дистанцию! А он не соглашался. Хотя 200 м - это моя первая дистанция, на которой я выполнила мастера спорта: мне всегда казалось, что это моя дистанция, а он меня вырвал из нее. Я ему все время говорила: «Вы во мне убили спринтера!».

- Почему Игорь Владимирович не давал вам бегать любимую дистанцию?

- Потому, что 200 м - травмоопасная дистанция. У меня были травмы, поэтому мы перешли к более мягкой дистанции.

20th European Athletics Championships - Day One

- Вы верите в судьбу: что все предопределено, и мы лишь исполняем некий, прописанный кем-то свыше, план?

- Я недавно прочитала, что наша жизнь – это не зебра, а шахматная доска: как пойдешь - так и будет.

- То есть вы считаете, что какой-то план, возможно, есть, но мы - сами хозяева своей судьбы?

- Да, я думаю, мы все всегда можем изменить.

- И вы стараетесь идти по жизни так: если нацелились на что-то – значит, обязательно это получите?

- Да, ведь без цели нельзя. У меня был в жизни период, когда не было цели: тогда было очень тяжело. Поэтому надо ставить цель и стремиться к ней.

- Это ваш девиз?

- Думаю, да: есть цель – не вижу препятствий!

- Какая самая главная победа в вашей жизни?

- Ее еще не было!

- Никогда не жалели, что связали жизнь с профессиональным спортом?

- Никогда.

- А кем вы хотели стать в детстве?

- Хотела продавать жвачки в ларьке.

- Хотели всегда под рукой иметь жвачки и одновременно делать счастливыми других детей, давая им сладости?:) Когда вы начали серьезно заниматься в спортивной школе в городе Червене, вы тогда могли представить, что станете профессиональной спортсменкой и в будущем будете принимать участие в Олимпийских играх?

- Нет, конечно. Когда меня мама отдала в РГУОР в 1996 году после 8 класса, вы представьте: я – девочка, которая всю жизнь жила в маленьком городе, там у меня уже сложилась своя компания… И вдруг - меня отдают в Минск! Тогда мне казалось, что надо мной не то чтобы издевались, но я точно не понимала, зачем все это делалось. Когда мама приезжала, я просила ее забрать меня из Минска, мне так было здесь тяжело. Ведь из дома – сразу в общежитие попасть… Я долго адаптировалась.  И только потом, спустя какое-то время, я уже начала благодарить маму и Викторию Семеновну за то, что они настояли, чтобы я осталась в Минске. Потому что в Червене... Мне надо было уже идти вперед.

- А вы не думали, как могла сложиться ваша жизнь, если бы мама пошла у вас на поводу и забрала из Минска домой?

- Думала. Поэтому я ее до сих пор часто благодарю.

- БФЛА сейчас продвигает идею охвата максимального количества людей для занятий любительским спортом через легкую атлетику. И один из вариантов популяризации этой идеи - организация массовых забегов, полумарафонов, марафонов. Вы поддерживаете эту идею?

- Да, конечно! Все правильно!

- Сами будете принимать участие в подобных забегах после завершения профессиональной карьеры?

- Возможно!

- Кто для вас был примером в жизни?

- Юля Нестеренко, когда она в Афинах стала олимпийской чемпионкой. До этого я знала, что есть такие люди - олимпийские чемпионы, - я видела их по телевизору. И вдруг я увидела девочку, с которой училась с 9 класса: у нее были те же руки и ноги… И она смогла! Вот, тогда я поверила, что все в жизни возможно. Тогда во мне проснулось понимание, что и я могу сделать это.

- У вас в семье патриархат или матриархат?

- Матриархат.

- Как вы думаете, дружба между мужчиной и женщиной существует?

- Нет. Хотя я дружу со своим тренером, но воспринимаю его, как члена своей семьи: он для меня и отец, и друг, и наставник. Но, вообще, я не верю в дружбу между мужчиной и женщиной: я могу с мужчинами общаться, но дружить – нет, не могу.

- Вы наверняка знаете о недавнем трехдневном визите руководства Европейской легкоатлетической ассоциации в Минск. Президенту ЕАА Хансйоргу Вирцу очень понравились наши спортивные объекты и инфраструктура, а также активная ориентированность властей на развитие легкой атлетики в стране. Каким вы видите будущее белорусской легкой атлетики?  

- Провокационный вопрос! Но я думаю, все будет хорошо у нас. Главное, чтобы было меньше склок! Если бы все объединись: тренеры, спортсмены, - и делали бы одно дело! А то в последнее время люди в федерации все делают обособленно. Каждый тянет одеяло на себя. А мы должны все смотреть в одном направлении, вместе. Конечно, для этого должен быть хороший организатор, который объединил бы людей.

- То есть ломать – не строить.

- Именно так. Вы знаете, сейчас очень сложно привлечь людей в легкую атлетику. Такое время: люди сидят в социальных сетях, играют в компьютер… И им больше ничего в жизни не надо.

- А вы считаете, легкая атлетика  может привлечь массового зрителя?

- Может. И очень обидно, что у нас нет этого. В первый раз я увидела на чемпионате Республики в Бресте, чтобы в городе висел плакат о соревнованиях. Я считаю, что плакаты о чемпионатах должны висеть не только на стадионах, но и по всему городу:  должна быть реклама! А то у нас, когда проходит чемпионат Республики, никто об этом не знает.

- По вашему мнению, элемент шоу, праздника является важным составляющим для популяризации легкой атлетики среди населения?

- Да, но у нас и с этим все не очень хорошо. Хотя, например, в Могилеве, когда в их манеже проходит старт «Моготекс», - там много рекламы, конкурсов, призов, хорошее шоу: сначала концерт и детки выступают... И, в принципе, у них всегда трибуны полны. На самом деле, хочется сказать: люди приходите, приводите детей – ведь у нас все это бесплатно!

10906566_10202278286517915_3395022717169928596_n

Фото: Благотворительная акция "Рождественские забеги" для детей из детского дома г. Новополоцка.

- Новый председатель БФЛА в своих заявлениях всегда подчеркивает важность и первоочередность активного развития детской легкой атлетики в стране. Вы считаете, упор на детском спорте способен вывести нашу легкую атлетику на новый уровень и сделать ее более популярным видом спорта?

- Да, 100% правильно! На своем примере знаю: когда я была спортсменкой и выезжала на коммерческие турниры, мне всегда нравились такие страны, как Италия, Польша. Там соревнования обычно проводились во второй половине дня. И ты видишь: люди идут с маленькими детишками... Семьи после рабочего дня идут на стадионы! И там - классное шоу, эстафеты, дети берут у тебя автографы, просят отдать им номер... Как там люди радуются! Они ведь пришли просто отдохнуть, расслабиться. Так что, я точно знаю, что легкая атлетика может быть праздником для людей: нам просто надо этому учиться!

Таня БОГДАНОВИЧ

Светлана Усович: «Легкая атлетика может быть праздником: нам просто надо этому учиться!»: 1 комментарий

  1. Куда делись все статьи с моими коментариями??
    Где мой душевный посыл Светлане!?
    Повторяю:
    Светлана! Спасибо за те мгновения радости, что ты дала на своём пути! Удачи тебе во всех твоих новых начинаниях!

Обсуждение закрыто.