Виктор Гинько: быстрая ходьба — всегда на грани фола

2D49EF3456294E0AAA777BDE7E1BD5C9

Скороходов мирового уровня в Беларуси не было уже давно. К десятке европейского рейтинга ребята подбирались, но превратить потенциал в полновесные награды хотя бы континентального топ-турнира не могли. Разобраться с парадоксом, сложившимся в некогда считавшимся одним из наиболее успешных в стране виде легкоатлетической программы, в нынешнем году взялся Виктор Гинько. После окончания спортивной карьеры участник двух Олимпиад и обладатель высшего мирового достижения в спортивной ходьбе на 100 км (8:38.07) на какое-то время пропал из виду, однако, вернувшись, к делу подошел со всей основательностью.

- Работать я начал задолго до вступления в должность. С ноября ездил по стране, знакомился с детскими школами, выяснял, кто и как тренируется… То есть к моменту назначения положение дел в белорусской ходьбе уже представлял.
- Увиденное не заставило изменить решения?
- Я 30 лет в ходьбе и знаю, чего нам не хватает. Обидно, что прежние победные традиции оказались утрачены, но при этом я вижу, что есть хорошие тренеры, есть молодые ребята, которые хотят заниматься. Хорошие перспективы в Бресте у воспитанников Николая Лукашевича, и в Могилевской области у Александра Корнеенко «пожара» также нет, и в Новополоцком училище у Сергея Мищенкова есть хорошие юноши и юниоры… Немного хуже ситуация в Гродно, но мне кажется, что опытный специалист Сергей Следь при желании может взять ситуацию под контроль. В Плещиницах работает бригада Родичевых, у которых есть очень неплохие девушки, в том числе Аня Зубкова и Дана Морозова. То есть я не могу сказать, что здесь до меня никто не работал: нужно только все систематизировать и создать в национальной команде здоровую конкуренцию и атмосферу. Сделать это мы попытались, практически сразу после моего назначения отправившись на сбор в Адлер. Благо, благодаря поддержке РЦОПа и Белорусской федерации легкой атлетики мы смогли вывезти туда максимально возможное количество спортсменов. В итоге уже зимой Виктория Ращупкина в манеже выполнила норматив мастера спорта международного класса. Станислав Кузьмич переписал рекорд страны среди юниоров, многие спортсмены обновили личные достижения…

P_20170425_171517

- То есть в тренерской роли чувствуете себя комфортно?
- Вполне. Активный спорт я оставил уже достаточно давно - последний официальный старт был в 2006 году. За это время успел многое переосмыслить. Какое-то время работал в одной производственной компании, но все равно чувствовал, что хочу быть частью спорта, которому отдал столько лет. В общем, когда мне предложили должность, практически не колебался.
- При этом, если говорить о результатах с претензией на медали топ-турниров, на память приходит только Рита Турова, а ее лучшие годы были уже очень давно…
- После этого командой мы побеждали на Кубке Европы, но это тоже было почти 10 лет назад. Почему случился такой перерыв? Сомневаюсь, что это связано с отсутствием сильных спортсменов или недостатком средств. Думаю, начинать «работу над ошибками» нужно с объединения команды. Ходьба - спорт, хоть и личный, но при этом очень командный. Я же не увидел в сборной единства. В прошлом году все тренировались отдельно, а в этом виде без конкуренции, без спарринг-партнеров никуда. Необходимо поддерживать и подтягивать друг друга на тренировках. У всех ведь разная форма, молодежь традиционно с опаской относится к опытным ребятам, но когда все работают вместе, тренировочный процесс оказывается гораздо эффективнее.
- Наверняка, меняется и отношение к делу?
- Естественно: когда вокруг все работают, особо не расслабишься. Правда, я не могу сказать, что кого-то пришлось воспитывать: все ведь взрослые спортсмены, а режим и порядок в спорте подразумеваются.
- А так было?
- Я не знаю, как было, но знаю, как нужно подходить к тренировкам. Мы, спортсмены, получаем деньги за нашу работу, на нас ровняются дети… Допускаю, что мой подход кому-то мог не понравиться, но при этом я вижу, что ребята почувствовали интерес к работе, появился азарт, результаты растут.
- Кстати, о результатах: что изменилось в ходьбе за те десять лет, что вы находились вне трассы?
- Многое изменилось. Сначала результаты выросли до космических высот. В последние пять-шесть лет, после того, как во всем мире всерьез взялись за борьбу против допинга, результаты несколько упали. Ведь, как ни крути, но многие спортсмены принимали допинг: просто так редко кто-то попадается.


- Полагаю, ситуация с допингом сказалась и на подходе к тренировкам: для многих тренеров, особенно старой закалки, бывает сложно начать работать без химии…
- Есть такой момент – методика изменилась, да и техника ходьбы стала другой. Но, во-первых, самому старшему в Беларуси тренеру по ходьбе - Евгению Мисюле - сегодня 53 года. Почти, как и мне. Во-вторых, за все время «допинговых войн» ни одного ходока из Беларуси не поймали. Так что у нас и прежде пытались работать «по методике»: просто эту работу нужно организовать. Для этого я как раз и отвожу начинающийся сезон. Кое-что добавили методически, более ровно вошли в сезон. А то ведь бывало, что ребята после лета по два-три месяца могли позволить себе отдыхать: ни сборов, ни соревнований. Понятно, что за это время терялись кондиции, и начинать набор формы приходилось с гораздо более низких показателей. Эффективность наших подходов мы должны увидеть в следующем сезоне.
- Кстати, рокировки на мировом уровне оставляют для нас шанс быстрее вернуть себе утраченные позиции?
- Не думаю, что эта ситуация дает нам какие-то выгоды. Россия Россией, но, кроме нее, в последнее время очень серьезно добавили, например, азиатские спортсмены. Следующая Олимпиада будет проходить в Японии, и, как показывает практика, лет за 5-6 до Игр у спортсменов, представляющих страну-хозяйку, случается всплеск результатов. Организаторы Олимпиад в каждом виде стараются находить резервы и создавать максимально хорошие условия для роста. В свое время так, например, было перед Играми в Сиднее: у австралийцев добавились и ходоки, и бегуны… Перед Пекином также прибавили китайцы. Если взять нынешние 15 лучших мировых результатов в женской ходьбе, то там 13 китаянок, японка и австралийка. Правда, если заочно учесть результаты зимнего чемпионата России, то в число этих 15 лучших, вероятнее всего, попали бы человек шесть тамошних спортсменок. В мужской ходьбе к японцам, китайцам и корейцам добавляются спортсмена из Австралии, Гватемалы, Боливии, Бразилии, Индии, Мексики…

- Насколько сложно вклиниться в эту компанию?
- Относительно не сложно. Тем более, что ребята сами поверили в себя. Взять, например, Александра Ляховича. В прошлом году на чемпионате Беларуси он прошел 10 километров с результатом 40.12,56. В нынешнем феврале он показал 39.40,97. Такая же история с Кубком. В прошлом году он преодолел 20 километров за 1:21.14, а на днях под дождем и при сильном ветре прошел по личному рекорду - 1:21.12. Думаю, где-то 1:20.30 в более комфортных условиях он может показать уже сейчас.
- Тем не менее, минувшую Олимпиаду наши ходоки вряд ли могут занести себе в актив…
- Мне сложно оценить – я не видел, как они готовились в прошлом году. Что же касается результатов, то, возможно, как раз и сказался недостаточный уровень формы. Да, в Рио было непросто, но спортсмен хорошего уровня должен быть готов соревноваться в любой обстановке. Оправдываться и искать причины вообще последнее дело: если все сделано, как надо, то результат будет. У Дениса Симановича, вроде бы, какая-то инфекция была. Вполне возможно, тем более, что недавно на сборах в Киргизии у него вновь случилось нечто подобное.
- Быть может, в таком случае, прежде, чем тренировать, его нужно вылечить?
- Вот сейчас как раз и пытаемся это сделать. В нынешнем сезоне Симанович еще нигде не выступал, но планируем, конечно, что вылечится и вернется.


- На основании недавнего Кубка Беларуси можно говорить о том, что нас ждет в предстоящем сезоне?
- Александр Ляхович свой уровень доказал уже давно, хотя при этом на Олимпиаде он финишировал 43-м, и цыплят будем считать по осени. Правда, заметно, что парень добавил и психологически, и физически, при этом ни на что не отвлекается и достаточно профессионально относится в работе. Неплохо выглядит Евгений Залесский. Из молодых спортсменов добавил брестчанин Дима Лукьянчук, который во взрослый спорт перешел только в прошлом году. Осенью на соревнованиях в Украине он прошел 20 километров за 1:30, сейчас показал 1:26.50. При этом парню только 20 лет, и к Олимпиаде он как раз должен подойти к оптимальному возрасту. Есть очень сильный 17-летний парень – Никита Коляда. В прошлом году его, правда, сняли с дистанции на юношеском чемпионате Европы, но сейчас он, будучи еще юношей, отобрался на юниорский Кубок Европы. Спешить с его ростом мы не будем, но перспективы просматриваются весьма интересные.
- Помнится, в прошлом году много споров было вокруг не включения в состав олимпийской команды выполнившего норматив Павла Ерохова…


- Парень тренируется в России, на Кубке Беларуси шел 35 километров. Один. Если предположить, на какой результат, исходя из показанных секунд, спортсмен мог бы претендовать на дистанции, допустим, в 50 километров, то значения получаются очень средненькие. Если бы он, вне зависимости от того, где тренируется, шел 50 километров в пределах 3:50, я полагаю, у него были бы шансы куда-то проехать. Да, в прошлом году он выполнил норматив, но это был международный норматив. Он невысокий. В эти минуты у нас только на дистанции 20 километров уложились человек пять, притом, что на Игры можно заявить троих. Поэтому внутренний норматив всегда устанавливается с тем расчетом, что выполнившие его спортсмены и на самих Играх смогут претендовать на попадание хотя бы в число 16 сильнейших. Ехать на Олимпиаду только для того, чтобы выступить, большого смысла нет.


- Самым ярким выступлением ходоков в прошлом сезоне рискну назвать борьбу Анастасии Яцевич на Олимпиаде….
- К сожалению, она, как и Денис Симанович, восстанавливается. У Насти были проблемы со спиной, сейчас с ними, вроде бы, справились, но зимой спортсменка не выступала – готовилась к лету. Приятно удивила в нынешнем году Надежда Дорожук, которая выиграла Кубок страны... Несколько лет Надя была в тени, не показывая серьезных результатов, но в нынешнем сезоне показала 1:34.41. Судя по всему, хорошо отработала сборы в Адлере и Киргизии. Правда, не с основной командой: ее тренировок я не видел, и сказать, за счет чего был достигнут такой прогресс, пока не могу.
- Молодежный чемпионат Европы – это хорошо: а на что мы можем претендовать в Токио?
- Пока об этом рано говорить. Наши спортсмены ведь пока не встречались с серьезными соперниками, а часто бывает так, что ребята, которые дома показывали очень хорошие результаты, на официальных стартах терялись и психологически оказывались не готовы соревноваться. Что-то более конкретное можно будет говорить после чемпионата мира: у мужчин туда будут готовиться Александр Ляхович и Денис Симанович, у женщин – Анастасия Яцевич и Анна Драбеня. После окончания всех основных соревнований соберем тренерский совет, вместе подведем итоги и будем планировать работу на будущее.


- Кстати, о Драбене и «не попадавшихся на допинге белорусских ходоках»: срок дисквалификации этой спортсменки заканчивается только 27 апреля…
- Аня попалась на препарате, который можно отнести к «глупым». Это не ЭПО, не анаболики или что-то подобное… То есть у нас в любом случае нет системы, вроде той, что была в России. О готовности Драбени говорить пока, конечно, рано, но, полагаю, к чемпионату мира она будет в порядке. В любом случае, определяющим для всех станет следующий сезон, который спортсмены начнут в приблизительно равных условиях и кондициях, и по итогам которого мы планируем сформировать коллектив, который будет целенаправленно готовиться на Олимпиаду.

IMG_3022
- Вы ведь сам, помнится, «полтинник» ходили, а у нас сейчас на этой дистанции, вроде бы, никого нет…
- Да, пока 50 километров никто не ходит, но, возможно, будем подводить к этой дистанции кого-то и молодых ребят. Часто так бывает, что тот, кому тяжело идти 20 километров в быстром темпе, за счет выносливости оказывается очень конкурентоспособным на пятидесяти. Хотя при этом у меня, учитывая, что на 20 километров я практически не стартовал, личный рекорд на этой дистанции был – 1:20.02. У Евгения Мисюли - неоднократного призера чемпионатов и Кубков мира и Европы - результат был на уровне 1:18.18. Сейчас так никто у нас не ходит…
- Ивана Троцкого привлекать к работе не планируете?
- Иван закончил карьеру и служит в СКА. Чтобы начинать тренировать, ему пришлось бы уволиться. Служить ему еще лет 5. При этом в Беларуси не так много спортсменов, чтобы говорить о нехватке тренеров. У нас и в 90-е годы было всего человек 7 ребят хорошего уровня, но при этом седьмой результат в Беларуси в 1993 году по итогу сезона был 1:20.42. Сейчас таких секунд нет и у лучших…
- Это не к продолжению вопроса о допинг-контроле?
- Не думаю. Я сам входил тогда в семерку лучших, и при этом ручаюсь, что не «баловался» химией. Просто у нас была серьезная конкуренция и командная работа. В 16 лет я тренировался рядом с призером Олимпийских Игр Петром Поченчуком. Потом, когда я сам стал мастером спорта международного класса, рядом со мной точно так же тренировался и прогрессировал Ваня Троцкий. И, повторюсь, у нас постоянно брали пробы, контролировали. Поэтому я верю, что и нынешнюю ситуацию мы сможем изменить к лучшему.

- Имея 1:20.42, и на чемпионате мира можно смотреться весьма неплохо…
- Мы в то время и смотрелись. Правда, к технике бывали вопросы. Меня, например, временами снимали с дистанции. С другой стороны, ходьба всегда была самым субъективным из видов легкоатлетической программы, и к этому нужно быть готовым. Любого могут снять. В Сиднее на Олимпиаде был случай у женщин. Вперед ушли две китаянки, австралийка и итальянка, а дальше началась какая-то странная борьба. Сначала сняли одну китаянку, потом – спортсменку из Италии, потом - австралийку… Причем австралийку сняли уже почти на стадионе, куда она входила, наверняка, чувствуя себя олимпийской чемпионкой. Вот еще пример – на Олимпиаде в Москве. Шел мексиканец Даниэль Баутиста и Анатолий Соломин. Соломин за год до этого был признан обладателем лучшей техники ходьбы в мире. Баутиста тоже ходил почти идеально. В итоге сначала сняли Баутисту, а потом и Соломина. Причем Соломина тоже почти на входе на стадион. Мне сложно судить, были ли эти дисквалификации проявлением некой «борьбы интересов», и рассуждать, сняли бы в Сиднее австралийскую спортсменку, если бы ранее не отстранили итальянку. Это все вообще с трудом поддается логическому описанию. Но суть в том, что снять могут кого угодно и где угодно, а быстрая ходьба всегда происходит на грани фола. Задача же в том, чтобы не переступать грань, за которой начинаются судейские записки. А заодно не мешает понравиться судьям.


- Авторитет многое решает?
- Конечно, влияет. Если судьи часто тебя видят, если ты побеждаешь, то и отношение к тебе другое. Есть, скажем, такой ходок – испанец Хесус Анхель Гарсия. Его техника ходьбы всю жизнь вызывала множество споров и разногласий. Но при этом, даже не выпрямляя ногу, он стал чемпионом мира еще в 1993 году. В Рио выступал на своей седьмой Олимпиаде и на 50 километрах финишировал в двадцатке сильнейших. Одно время его снимали, но потом судьи оставили попытки его «перевоспитать». Решили: да, он идет коряво, но эта техника ближе к ходьбе, чем у многих из соперников. Да, формально правила нарушает, но при этом ритм держит, не халявит… В 2009 году Гарсия в 40 лет еще вторым на чемпионате мира финишировал, и, вполне возможно, будет ходить и до следующей Олимпиады. Так что и нашим ребятам пора заявлять о себе и завоевывать авторитет не только в Беларуси.