МИРНЫЕ МЫСЛИ. О ЧЕМ ЗАСТАВИЛ ЗАДУМАТЬСЯ ЛОНДОН?

tribuna

Все больше времени проходит с момента окончания чемпионата мира. И пока вся страна предвкушает и готовится к скорому Минскому полумарафону, блог "Взгляд   трибун" продолжает разбираться, в итогах минувшего чемпионата мира. На очереди - прыжки.

Прыжки

События

Выделить одного главного персонажа в прыжковых дисциплинах сложно и это, пожалуй, и есть главный вывод из лондонского чемпионата мира. Пока спринтеры восхищались и страдали вместе с Усейном Болтом, стайеры обсуждали Мо Фара, а метатели – польскую школу, в прыжках царила настоящая демократия, перерастающая в интригу. Подтвердить свой пекинский чемпионский титул смогли лишь россиянка Мария Кучина (правда, теперь в статусе нейтрального атлета и под фамилией Ласицкене) и американец Кристиан Тэйлор, завоевавший третий (предыдущие в 2015 и 2011 годах) чемпионский титул в тройном прыжке. Да и тем в Лондоне пришлось бороться с атлетами, коих ранее на пьедестале и не видели.

А неудачей турнира стоит признать француза Рено Лавиллени. Олимпийскому чемпиону Лондоне, абсолютному рекордсмену мира опять не повезло с чемпионатом мира. После уже четвертой в карьере «броонзы» кто-то из тренеров уже даже посоветовал Рено сходить в церковь. Француз от совета отмахнулся, но на статистические выкладки это не повлияло. Победу в шесте, к слову, одержал американец Сэм Кендрикс, до личного рекорда Лавиллени не допрыгнувший на 10 сантиметров.

Тенденции

Смена поколений на нынешнем чемпионат мира ощущалась практически в каждом виде программы, но нигде она не была столь заметной, как в прыжковых дисциплинах. Ставшему вторым в прыжках в высоту Даниилу Лысенко, пока выступавшему под нейтральным флагом, всего 20 лет.

Но при этом парень, превозмогая боль в ноге, летит на 2,32, передавая привет и завоевавшему бронзу с результатом всего в 2,29 сирийцу Маджиду Газалю, и оставшемуся дома Максиму Недосекову. Ставший серебряным призером в прыжках в длину американец Джаррион Лоусон еще, кажется, недавно выигрывал медаль юниорского чемпионата мира. 21-летняя Юлимар Рохас из Венесуэлы заводными танцами празднует сенсационную, но вполне логичную при полетах в район 15 метров (14,91) победу над опытными Катериной Ибаргуен и Ольгой Рыпаковой. Ее соотечественница Робейлис Пейнадо в 19 лет получает «бронзу» в прыжках с шестом, взлетев на кажущуюся вполне посильной для оказавшейся вне игры Ирины Жук высоту 4,65 метра.

Ее ровесница - украинка Юлия Левченко – с серебром прыжков в высоту. И тоже, к слову, вполне заслужено: личный рекорд на 2,01. Да, на противоположной чаше весов – прыжки в длину у женщин, квалификация в которых установила своеобразный антирекорд чемпионатов мира. Ни на одном из 15 предыдущих турниров в предварительном раунде не было столь низких результатов, а финал "закрылся" с откровенно смешными 6,45 м. Но обилие новых имен вкупе со, в большинстве своем, вполне взрослыми результатами, наводит на мысль, что прежним идолам прыжковых дисциплин будет достаточно сложно сохранить свои позиции до следующей Олимпиады. И белорусам, в последнее время не единожды доказывавшим свои амбиции в секторах для прыжков в высоту, шесте и тройном, пора всерьез собираться в погоню. Иначе можно опоздать.

Наши

Единственная представительница Беларуси в прыжковых секторах на чемпионате мира – серебряная призерка командного чемпионата Европы Ирина Жук – не смогла взять начальную высоту 4,20. Учитывая, что на домашних стартах Ира обычно начинает выступления с четырехметровой отметки, сбой в Лондоне вполне можно объяснить неким психологическим дискомфортом. Но в итоговых протоколах это обстоятельство, конечно, отражения не нашло. Тем временем, 4,60 запросто гарантировало бы попадание, как минимум, в число восьми сильнейших спортсменок мира. 

Компетентное мнение

Владимир Подоляко, старший тренер по прыжкам:

- Для прыжков сложившаяся на чемпионате мира ситуация – едва ли не самый худший вариант из возможных. Не сработало буквально ничего. Исходя из планов, которые составились при моих предшественниках, к участию в чемпионате мира  брали обязательства и  готовились десять человек. Даже в худшем случае в Лондон должны были поехать трое. Но поехала только одна спортсменка – Ирина Жук. У Артема Бондаренко, правда, была травма, но остальные соревновались, выступали. Да, многие до норматива не допрыгнули совсем немного.

Ирине Васьковской, Дмитрию Плотницкому, Максиму Нестеренко не хватило всего нескольких сантиметров. При этом стартов у спортсменов хватало, форма у всех была вполне рабочей, а подготовка шла без сбоев. Норматив в итоге выполнил только Павел Селиверстов и Ирина Жук. Определенные надежды связывались с каждым из них. Теоретически к ним мог присоединиться и Максим Недосеков завоевавший накануне титул чемпиона мира среди юниоров, но это был бы уже форс-мажорный вариант. Пример того же Павла Селиверстов показывает, что каждый спортсмен должен «созреть», а попытки «раскрыть» его, как не распустившийся бутон, раньше срока, ни к чему хорошему не приведут. Хотя в случае Селиверстова проблема сложилась из нескольких частей.

За два месяца до чемпионата мира случилась травма ребра, врачи долго не могли определить, что случилось. Но я полагаю, что причина случившегося большей частью кроется в незрелости спортсмена, линчностных факторах. Когда у атлета нет психологической уверенности и мощности нервной системы, это автоматически влечет за собой и физиологические проявления. Не говоря уже о том, что на топ-уровне идет серьезная эмоциональная и психологическая борьба, а побеждают те, кто уже созрел.

Кстати, если говорить о Недосекове, то, несмотря на его юный возраст, парень выглядит очень уверенно. Возможно, сказываются гены: отец и мать у него – спортсмены достаточно высокого уровня. В любом случае, если бы он, посоветовавшись с тренерами, сказал: «Я хочу поехать на чемпионат мира!», наверняка, руководство пошло бы ему навстречу. Но на чемпионате мира среди юниоров в последней попытке он, что называется, «дернул» мышцу. Конечно, при должных усилиях, спортсмена можно было к Лондону поставить на ноги и сделать так, чтобы он там выступил. Но ведь одно дело выступать, когда у тебя со здоровьем все в порядке, и другое – соревноваться на фоне лечения. Да, россиянин Даниил Лысенко прыгал в финале с травмированной ногой, но у него несколько другой случай, он целенаправленно готовился к этому старту. Сложись у Недосекова иначе, по своим данным и результатам Максим лишним в Лондоне точно бы не оказался. Но в итоге мнение было однозначным: спортсмену лучше остаться дома.

Интересная история случилась и с Ириной Жук. Обычно в подобных случаях спортсмен говорит, что он не доспал, переволновался, не доработал, не хватило соревновательной практики, отравился, в конце концов. Другими словами, существует масса факторов, на которые можно ссылаться, объясняя свою неудачу. Но в Лондоне не было ни одного фактора, который можно было бы привести в свое оправдание. И спортсменка и тренер отметают внешние факторы, подтверждают высокий уровень готовности. Так что единственной очевидной ошибкой стали неправильно передвинутые стойки. Когда в первой попытке Ирина немного не долетела, они с тренером решили передвинуть стойки немного ближе. Вторую попытку спортсменка сделала уже лучше, освоившись с шестом, а третью – вообще почти идеально. В этот момент стойки уже должны были стоять там, где были изначально, но их не сдвинули, потому что боялись, что и в третьей попытке Ирина что-то не доделает и не додавит. Конечно, спортсменка и тренер такого уровня не должны допускать подобных ошибок, но допустили. Хотя вся подготовка и тесты подтверждали хорошую готовность Иры. Самое интересное, что усомниться в профессионализме тренера тоже нельзя. На командном чемпионате Европы в Лилле я был в секторе для прыжков с шестом и видел, как Ирина и ее наставник справлялись со сложными ветровыми условиями. Они не сделали ни одной ошибки, и для меня загадка, что же случилось в Лондоне?

Да, таких сложно объяснимых моментов в прыжках было много, но сослагательное наклонение уже не уместно. Если бы Максим Недосеков не решил штурмовать рекорд страны, травмы, возможно, удалось бы избежать. Но разве можно винить спортсмена в том, что он стремится к лучшему? При том, что участие в чемпионате мира для него изначально вообще не планировалось. Я помню, выступление Максима на первенстве области, где соперники закончили на высоте 2,10 метра. У тех, кто не видел то выступление, потом было много сомнений: дескать, стойки там неправильные, считали «по-домашнему». Я же был в секторе и уже тогда понимал: это – серьезно. Но потом было сомнительное выступление на чемпионате страны среди юниоров, и стопроцентных предпосылок, чтобы планировать Недосекову выступление на чемпионате мира, не было.

На чемпионате Беларуси, например, он показал 2,26, до этого было даже 2,05… Это не тот уровень, при котором тогда можно было говорить о чемпионате мира. А Павел Селиверстов сейчас "чешет затылок"  и недоумевает, как так получилось, что на чемпионате мира без него раздавали медали на дежурной, давно им освоенной высоте.

Так что из всего случившегося нужно сделать вывод о том, что в каждом возрасте должно быть несколько спортсменов – хотя бы 4-5, которые могли бы конкурировать между собой. Пока у нас такая ситуация только в мужской высоте, и поэтому в итоге появляются недосековы и набоковы и селиверстовы. На словах это звучит просто, на практике – куда сложнее, и чтобы сохранить и увеличить конкуренцию, нужна консолидированная работа всех тренеров и руководителей. Не должно случиться так, что, решив, что, допустим, у нас есть перспективный спортсмен, мы забудем про других его сверстников.

Сегодня интересные юниоры есть и в  прыжках в длину, и в тройном, и в высоте, и наша задача – не пойти по пути наименьшего сопротивления, сосредоточившись только на лидерах, а развивать всех достойных атлетов. Это не значит, что нужно вкладывать средства в заведомо «пустых» людей, но те, кто стремится и показывает определенные результаты, должны получать поддержку. Ведь в той же высоте 2,20 – это тоже хороший результат даже для взрослых, и не нужно после Недосекова всех оценивать по тем его 2,33. В противном случае мы можем получить ситуацию, как в шесте, где в Беларуси есть один спортсмен и одна спортсменка способные участвовать в каких-то соревнованиях международного уровня, которым катастрофически не хватает конкуренции. Парадоксально, что при этом на чемпионате мира Беларусь представляла как раз шестовичка. И необходимость соревноваться дома в условиях, где серьезным испытанием для соперниц является даже начальная высота в 4 метра, наверняка, стала одной из причин сбоя в Лондоне.

МИРНЫЕ МЫСЛИ. О ЧЕМ ЗАСТАВИЛ ЗАДУМАТЬСЯ ЛОНДОН?: 2 комментария

  1. Вы хоть перечитывайте материал перед публикацией, уж очень много ошибок и опечаток.
    По делу — хорошая теория на словах, и такая аналитика каждый раз, но снова и снова ничего в результате.

  2. Спасибо за внимание. Стараемся и перечитывать, и расти. Надеюсь, и у нас, и у наших спортсменов в итоге все получится 🙂

Обсуждение закрыто.