А судьи кто?

IMG_20150211_152016

В ходе зимнего чемпионата Республики по легкой атлетике, который пройдет 19-21 февраля в Могилеве, состоится судейский семинар: по приглашению Белорусской федерации легкой атлетики приедет лектор ИААФ, судья Всероссийской категории, судившая летний и зимний чемпионаты мира, – Шубина Наталья Георгиевна. Этот семинар станет важным шагом на пути к совершенствованию белорусского судейства в легкой атлетике: нельзя не отметить, что проблем там накопилось немало. На вопрос Шубиной: «Что случилось с белорусским судейством, ведь у вас же Фаворский есть?», что мы можем ответить? Действительно, был в нашей легкой атлетике золотой период, когда в мировом медальном зачете мы были на самых высоких позициях, а нашим судьям доверяли обслуживать серьезные международные соревнования, как, например, Матч США-СССР, и т.д. Но то славное время кануло в лету. И сейчас у нас есть то, что есть.

Владимир Владимирович Фаворский - один из трех (Толстопятов Н.П., Сандович Н.А. и Фаворский В.В.) почетных судей СССР по спорту в Беларуси и, увы, уже последний. Когда-то Наталья Шубина училась у него, а сейчас она едет к нам обучать наших судей. Годы свое берут, и Фаворскому уже просто здоровье не позволяет работать.

В начале 90-х годов в Беларуси было 97 судей Всесоюзной категории. У нашего судейства на самом деле были традиции высочайшего уровня. Только куда все это исчезло и почему? Об этом мы поговорили с нашим легендарным судьей, одним из тех героев, которые ковали нашу легкую атлетику в ее золотое время, - Фаворским Владимиром Владимировичем.

- Владимир Владимирович, расскажите, когда Вы приехали в Беларусь? С чего все начиналось?

- В Беларусь я приехал 15 сентября 1968 года из Рязани, по конкурсу, в Институт физической культуры. В то время наблюдался спортивный подъем и расцвет научно-методической работы. Тогда в Минск также приехал активный деятель Алабин Виктор Григорьевич, который сначала работал в Радиотехническом институте, а потом стал заведующим кафедры легкой атлетики Института физкультуры. Виктор Григорьевич стал собирать людей, чтобы укрепить организационно-методические кадры по легкой атлетике.

- А как Вы пришли в судейство?

- К тому времени, как я приехал в Беларусь, я уже был довольно опытным, ведь начал я судить легкую атлетику еще в далеком 1948 году, когда учился в московском Институте физкультуры. У нас была инспектор, которая входила в состав Всесоюзной коллегии судей, Белова Роза Ивановна, и она приобщала к соревнованиям студентов, в частности, Института физкультуры, Педагогического института и др., специализирующихся на легкой атлетике, - так мы и начали работу. По мере возможности мы сами проводили мероприятия, помогали в проведении крупных соревнований в Москве – в то время в Москве было много соревнований, и судейские кадры были очень востребованы. Я начал работать с 1945 года. У меня даже есть судейский билет, подписанный многолетним президентом Федерации легкой атлетики СССР, Хоменковым Леонидом Сергеевичем. И когда кто-то удивляется: «Как ты мог с такого времени работать?», - я всегда показываю этот свой билет.

- Помните первые соревнования, которые Вы судили?

- В 1948 году это было. Я был представлен одному всемирно известному в то время судье, который жил в Москве: я ему помогал в расстановке участников по дорожке, делал им замечания и т.д. Это был мой первый старт как судьи на стадионе «Юных пионеров» в Москве.

- И Вам понравилось?

- Конечно, понравилось: мне захотелось чаще принимать участие в подобных мероприятиях. К тому же, и меня стали привлекать, считая, что я ответственно подхожу ко всему, стараюсь не делать оплошностей, избегаю ошибок. И, как результат, я начал судить.

- В 1948 году Вы еще были студентом?

- Да, я тогда еще был студентом. Потом я закончил Институт физической культуры имени Сталина в Москве в 1950 году и вернулся по распределению домой, в Иркутск, где и начал развивать дальше свою деятельность по судейству в легкой атлетике. Мы тоже привлекали к соревнованиям учащихся: в Иркутске был Техникум физической культуры. Через шесть лет, в 1956 году, приехал к нам Александр Григорьевич Рудских. Он закончил Омский институт физкультуры, и в 1956 году его по распределению прислали в Иркутск, в Техникум физической культуры: там мы вместе с Рудских начали развивать судейскую деятельность.  Приезжали к нам представители из Москвы. Почему приезжали? Чтобы Байкал посмотреть. Они видели нашу определенную работу, стремление к чему-то важному. Они начали нас поощрять, приглашать на республиканские, всесоюзные соревнования. И после этого мы стали проводить свои соревнования на должном уровне. Нам поручали проведение зональных соревнований: первенства Сибири и Дальнего Востока; или республиканских соревнований юношей и т.д. В результате этого, мы стали расти и в спортивном отношении, получали категории. Уже в 1954 году я получил Республиканскую категорию, работая в Иркутском государственном университете. У нас был довольно дружный коллектив из нескольких человек, которые понимали, что надо поднимать Сибирь, – в Сибири было запустение.

- Это же были послевоенные годы, совсем недавно закончилась война… Тяжело было?

- Конечно, тогда было тяжело. Плохо было и с питанием, и с обеспечением, и со спортивным инвентарем. Плохо не плохо, но многие могли бы вам рассказать, как тогда, возвращаясь после тренировки, в мороз, – у нас никаких манежей не было, тренировались мы на заснеженных дорогах, просто было включено освящение и все, – вот, так мы тренировались... И, идя домой после тренировок, заходили в магазины, а там была красная икра в бочках, рыба, – то, что производилось на Востоке, и стоило это относительно недорого.

- С чем икру ели?

- Я любил поджарить картошку с икрой.

- А как все в спортивном аспекте развивалось?

- Постепенно мы усилились несколькими тренерами, которые у нас стали работать, - так и начали развиваться в спортивном отношении. Иркутская область стала выдвигаться, если не в число передовых, так в серединку лучших областей России. У нас появились такие спортсмены-олимпийцы, как Георгий Вагин,  многократный чемпион страны в беге на 800 м; чемпионы Европы в беге и марафонцы - как Сергей Попов; чемпион СССР Юрий Попов, призер Олимпийских игр Елизавета Багрянцева, – это уже были люди, которые прославляли не только честь России, Иркутской области, но и целого Советского Союза. Соревнований тогда было много, поэтому и нам, судьям, тоже приходилось очень много ездить по разным местам России и СССР. Нас, в качестве поощрения, приглашали в Грузию, Армению, Молдавию – то есть туда, где были фрукты… (Смеется)

- А когда Вы получили Всесоюзную категорию?

- В 1961 году. Через семь лет после Республиканской. Тогда было очень сложно получать категории. Сейчас, конечно, стало значительно проще с этим делом. В 1961 году заболел мой сын, и нам пришлось переехать в Рязань. Там в это время жил и трудился ректор Радиотехнического института Иван Сидорович Ковалев – он сам же этот институт и основал - и начал приглашать туда людей, укреплять его кадрами: я был одним из таких людей, которых пригласили. В Рязани я проработал семь лет. А Иван Сидорович Ковалев, который был ректором рязанского института, потом уехал в Минск и стал ректором Минского радиотехнического института, - это если забегать вперед. Когда я переехал в Рязань – а Рязань всего в двух часах от Москвы – меня стали приглашать в столицу на всякие президиумы, назначать на разные соревнования. И так я постепенно стал двигаться по служебной лестнице и вошел в состав президиума Российской коллегии  судей, в 1988 году меня включили в состав Всесоюзной коллегии судей, и в течение 15 лет я был членом ее президиума.

- От Беларуси?

- От Беларуси. Белорусские дела у нас, вроде, пошли неплохо. Появилось много судей Всесоюзной категории: девяносто семь, в общем, - для Беларуси это довольно много. И поэтому среди всех коллегий судей СССР Белорусская коллегия на Всесоюзном президиуме всегда упоминалась в лучшей тройке. И эти категории тогда не раздавались направо и налево, кому попало, а лишь людям, которые много работали для этого и на всесоюзных соревнованиях себя очень хорошо проявили. Только так. Очень высоко ценилось качество судейства Белорусской коллегии на всесоюзном уровне, и очень обидно, что постепенно мы как-то скатились вниз. И не потому, что Фаворский ушел. Такая обстановка была: этот спад после 90-го года… Он, конечно, повлиял на все. Если раньше мы проводили международные соревнования,  в которых участвовали ГДР, Россия, Беларусь, Украина и т.д., то в последние годы у нас не было никаких международных соревнований. И это повлияло и на качество проведения соревнований, и на приток участников к судейству. Люди, которые имели категории, в силу разных обстоятельств стали отходить от судейства. У многих сказывался возраст. И постепенно это стало вызывать определенное охлаждение к легкой атлетике, хотя, казалось бы, мы тогда получали много медалей, и четвертое место занимали в мире по медалям. Просто мы сосредоточились только на национальной команде, а в судейской части работу запустили.

- С одной стороны, это имело плюсы: у нас было много медалей. Но с другой стороны, пренебрежение судейским аспектом привело к разрушению той судейской школы с традициями высочайшего уровня?

-  Да, мы перестали уделять должное внимание к организации, качеству подготовки и проведения внутренних соревнований.

- Вы считаете, то, что Беларусь претендует на проведение крупнейших международных соревнований, станет хорошим стимулом для поднятия уровня и качества нашего судейского корпуса?

- Да, думаю, проблеск, будет. Европейская легкоатлетическая ассоциация видит наши усилия по продвижению Беларуси как страны, способной организовать и провести соревнования самого высокого уровня... Кажется, они еще нескоро, но на самом деле, это все очень близко. Надо уже начинать исправлять ситуацию с нашим судейством, надо проводить целенаправленную и серьезную работу. На мой взгляд, прежде всего, надо провести перерегистрацию судей. Раньше было почти 100 судей Всесоюзной категории, так из этой сотни уже половины нет, а то и больше: кто-то ушел из жизни, кто-то уехал, кто-то по состоянию здоровья не может работать и т.д. Надо провести перерегистрацию по регионам: Брест, Гомель, Гродно и т.д. То есть я думаю, надо, чтобы все председатели областных федераций прислали реальные составы судей, которые у них есть. Я сам веду учет судей, но и я не всегда располагаю точными данными: например, в Гомеле четыре или пять судей Всесоюзной категории умерли в течение двух лет. А в этом деле надо иметь точные данные. Я думаю, было бы правильно во имя памяти об этих людях, которые делали свою  работу на высочайшем уровне, в местах, где они работали и проводили соревнования, чтобы их как-то вспоминали. Вот, в Гомеле проходили соревнования, а никто же не вспомнил о Толстопятове, Процко… Было бы хорошо, если бы таких людей помнили.

- Это было бы справедливо. Нельзя забывать людей, которые внесли неоценимый вклад в развитие белорусской легко атлетики.

- Да, ведь люди трудились от всей души и практически безвозмездно.

- И это будет также стимулом, хорошим примером для новых, молодых судей: они будут знать, что им есть, на кого ровняться. В этой связи можно привести в качестве примера приз имени Рудских, который Федерация по инициативе Сергея Зыкова учредила для многоборцев.

- Да, я слышал о новом призе. Это правильное дело: его надо продолжать. Федерации спасибо, что поддержала инициативу, ведь могли и отмахнуться…

- Какие еще Вы видите пути улучшения состояния нашего судейства?

- Второе, что надо сделать после перерегистрации, - это обязательно провести очередные перевыборы во всех коллегиях судей. Потому что кто-то отошел от этого: 3-5 человек сейчас проводят… Хорошо, но это же не какая-то организованная группа, которая отчитывается перед Республикой, а все сами по себе. Третье, что надо сделать, на мой взгляд, когда эти коллегии уже будут относительно утверждены, - проводить семинары: вот, как сейчас, этот семинар с Шубиной. И, четвертое, - это более сложный вопрос, - постепенно надо выдвигать людей, которые проявляют себя, чтобы они судили республиканские соревнования. Надо больше привлекать молодых людей, которые стремятся к чему-то, чтобы они, проводя турниры высокого уровня, параллельно сами росли. Когда у нас будут международные соревнования, таких людей можно будет задействовать и на них. Когда-то, в 90-е годы, председателя коллегии судей Гомеля, который проводил много соревнований, мы поощрили, послав его на первенство Европы в Хельсинки: он на неделю ездил в Финляндию и смотрел, как проводятся соревнования высочайшего уровня.

- Это очень хорошая учеба.

- Конечно. Поэтому надо к этому постепенно возвращаться, ведь это работало же. На многое, безусловно, сразу не замахнешься. И, последнее: хотя сейчас в экономическом плане немного сложно для Республики, но надо уже снова потихоньку думать о форме для судей. У нас раньше была своя форма: темно-зеленые пиджаки, белые рубашки и серые брюки, - и все знали, что это судейский корпус. А сейчас наши судьи как одеты? Напялят эти жилеты, словно дворники, - нехорошо это, неправильно. Судьи должны быть одеты цивилизованно: они же судьи! И, вообще, мы, честно признаюсь, сейчас немного опустили качество коллегии судей. Раньше председатели коллегии судей были членами президиума Федерации легкой атлетики. А сейчас - нет, но можно было бы и Кустова пригласить в президиум БФЛА. Да, мне, наверное, надо было бы согласовать время и увидеться с Вадимом Девятовским, обсудить, какие отделы можно было бы сделать в Федерации: например, очень нужны отделы женского спорта, спортивного управления, который занимался бы техническими нюансами проведения мероприятий, отдел пропаганды и агитации.

- Трудно организовать качественно соревнования без квалифицированных судей...

- Конечно, все это перекликается. Валентину Гольцу, председателю коллегии судей, обязательно нужен помощник, кто-то из общественности: например, тот же Иван Эдуардович Венславович, он уже здесь лет восемь, всех знает. Если проводятся в Минске соревнования, надо привлекать Ивана Эдуардовича. Потому что в городе коллегия судей практически не работает: если нет Ивана Эдуардовича и Галины Михед, тогда все разводят руками и не знают, где, кого и откуда брать. Я же вижу все. Я часто хожу на наши соревнования, поэтому все вижу, но, конечно, не влезаю.

- Может, все-таки было бы лучше, если бы Вы попробовали донести свое видение ситуации до руководства БФЛА, коллегии судей? Ведь Вы указывается на очевидные, серьезные проблемы - и надо их решать.

- Да, надо бы собраться вместе с Девятовским, Гольцом, Гоцким, Кустовым и обсудить все. Ради дела по возвращению славного статуса нашей легкой атлетики, которое наметило новое руководство Федерации, надо все это делать. Бросили когда-то Калецкого… Но ведь он гранд! Можно было бы попробовать его вернуть в судейство. Не знаю, вернется ли он, но попробовать надо. Вы знаете, на эту встречу по вопросам судейства хорошо было бы еще привлечь руководителей областных коллегий судей: думаю, это было бы наиболее результативно! Не только на бумаге, а, действительно, эффективно.

- Да и дальше уже некуда тянуть: в 2019 г. в Минске пройдет летний Европейский юношеский олимпийский фестиваль: там тоже будет легкая атлетика, нужны будут судьи. Это совсем скоро.

- Конечно, потом еще больше судей будет нужно, на другие турниры. И об этом надо думать заранее. Я так хочу дожить до 2016 года, чтобы посмотреть Олимпийские игры в Бразилии!

- В Бразилию поедете?

- (Смеется) Ой, мне телевизора хватит. Самое дальнее, куда я сейчас выезжаю, - это в Борисов, в санаторий.

- Давайте договоримся, что Вы дождетесь, как минимум, 2020 года: надо, чтобы Вы поприсутствовали на международных первенствах по легкой атлетике, которые пройдут в нашей стране, и поболели за наших легкоатлетов еще на одной Олимпиаде.

- Дай Бог.

- Сейчас, в век электроники, стало легче судить, как думаете?  

-  Не то, что легче, а гораздо точнее. В век электроники стало сложнее делать махинации – это огромный плюс нового времени. Это прекрасно! И у нас уже есть свои такие судьи, которые разбираются во всем этом: например, Вера Епимашко, Александр Бут-Гусаим, - надо и других приобщать к этому, ведь, чем больше молодежи, тем лучше. И надо работать над привлечением волонтеров для наших мероприятий. Кто такие волонтеры? Это люди, которые любят помогать в организации и проведении соревнований. Пример: Сергей Коптев с кафедры легкой атлетики педагогического университета приводит же студентов-волонтеров. И как часто такое было: если этих студентов нет, соревнования срывались. Когда у нас будут международные старты, необходимо будет позаботиться, чтобы, в первую очередь, нашими волонтерами были студенты из университетов иностранных языков, человек 20 таких надо, не меньше.  Одним словом, работы у нас непочатый край, но ее надо делать. Пути назад у нас нет: только вперед. Если мы будем стараться, все у нас наладится.

IMG_20150116_150511

Мнение со стороны - Сергей Зыков:

Судейский корпус - одна из наших больных точек. Последнее событие мирового уровня у нас проходило в далеком 1973 году: это был Матч СССР-США, который прошел на самом высоком организационном уровне. Это было грандиозное событие, трибуны стадиона Динамо был полны зрителями, и тогда работали практически все наши судьи. Именно нам доверили провести это событие! В 80-х годах в Минске и Гомеле прошли два чемпионата СССР в помещении. И все, к сожалению, в новейшей истории у нас пока не было ни одного более-менее значительного события. Наверное, поэтому у многих уже больше не было цели куда-то стремиться, наши судьи перестали расти, развиваться, и, естественно, произошел спад уровня судейского корпуса.

Оплата работы судей, к сожалению, оставляет желать лучшего: к примеру, оплата дня работы судьи равна примерно проезду на маршрутке туда и обратно до места соревнований. Конечно, надо еще поощрять судей и командировками, чтобы они видели перспективы своей работы.

О форме: последний раз судейская форма была заказана в начале 90-х годов, потом, в лучшем случае, мы стали заказывать лишь жилетки. Мы построили недавно неплохой зимний легкоатлетический манеж в Университете физической культуры с хорошим оборудованием, но почему пренебрегали таким важным вопросом, как судейская форма? Ведь даже соревнования будут по-другому восприниматься, более значимо, если судьи будут одеты в достойную судейскую форму. Поэтому я очень рад, что сегодня в Федерации обсуждается вопрос о новой форме для судей.

У нас так мало проводится семинаров по судейству, практически никто не работает с волонтерами, за исключением разве только преподавателя Белорусского государственного университета им.Танка Сергея Коптева. Остались наиболее преданные судьи, но они уже в возрасте: Владимир Калецкий, Александр Гоцкий, Иван Венславович, Галина Михед… Пусть простят меня те, кого забыл вспомнить. Но им нужна достойная смена!

С приходом электроники совершенствуется работа судей, современный судья должен быть на «ты» с электроникой, а у нас, порой, ее просто нет. К примеру, на массовых соревнованиях до сих пор прием спортсменов осуществляется вручную. Поэтому одним из важнейших вопросов, касающихся Минского международного полумарафона, должна стать проработка вопроса по аренде электронных чипов для участников, чтобы мы могли оперативно обрабатывать результаты пробега нескольких десятков тысяч участников. Вручную этого не сделаешь.

Мне посчастливилось в своей жизни поработать с нашим патриархом судейского корпуса – Владимиром Владимировичем Фаворским. О том, как этот человек относился к своей работе, я расскажу через два примера: мы как-то проводили летний чемпионат Республики в Стародорожском районе, приехали туда с Владимиром Владимировичем заранее. Была страшная жара, больше 30 градусов. Трасса у нас до этого была измерена несколько раз: круг три с лишним километра, - и, как я не уговаривал его повторно не мерять, ведь все и так было промерено, Фаворский твердо стоял на своем, и мы по этой жаре, больше двух часов, с рулеткой промеряли в ручную трассу. Перед каждым соревнованиям Владимир Владимирович всегда составлял список из того, что должно быть на турнире из инвентаря, оборудования, - и это было очень большой помощью для нас как организаторов.

Тогда люди, действительно, были энтузиастами своего дела, хотя тоже работали за копейки. Из того славного поколения у нас еще, слава богу, остались, например, Александр Геннадьевич Гоцкий – этот человек, вообще, может бесплатно, не то что работать, а пахать! И он все делает, без лишних уговоров: надо, так он барьеры носит, выпал снег - а у нас пробег – Гоцкий сам берет лопату и 200-300 метров чистит, так что никто за ним не угонится… Вот, такие они – то поколение судей: они, несмотря ни на что, трудятся от всей души. Гоцкий, Кустов, Венславович, Калецкий, – это наши гранды, на которых можно положиться: и в то время, и сейчас. Все соревнования, на которых они работали, всегда проводились на самом высоком уровне.

Но самый главный сейчас вопрос для нас: как завлечь молодежь? Вера Епимашко, Александр Бут-Гусаим, - наше новое поколение толковых судей: за таких надо цепляться. И современные судьи должны не только в электронике разбираться, но и говорить на иностранных языках.

У нас, конечно, много работы. Но ее надо начинать делать: другого выбора у нас нет. С приходом нового руководства Белорусской федерации легкой атлетики дело начало сдвигаться. В рамках открытого чемпионата Беларуси по легкой атлетики в Могилеве состоится судейский семинар с приглашением лектора международного уровня Шубиной Натальи из г.Краснодара, ведь скоро у нас в Беларуси будут проходить интересные легкоатлетические события, и время не ждет. Поэтому надо уже сейчас работать, надо выходить из этого сонного царства, в котором сейчас оказался наш судейский корпус.

Таня БОГДАНОВИЧ

2 мысли о “А судьи кто?”

  1. В тексте опечатка нужно Алабин Виктор Григорьевич, но не Аланьев

  2. Алексей, исправили. Большое Вам спасибо!

Обсуждение закрыто.