«МУЖ ГОВОРИЛ, Я ДОЛЖНА СИДЕТЬ ДОМА». ОЛЬГА МАЗУРЕНОК В ОДИНОЧКУ РАСТИТ СЫНА И БЕГАЕТ ПО ВСЕМУ МИРУ, ЧТОБЫ ЗАРАБОТАТЬ НА ЖИЗНЬ

Этим летом о существовании бегуньи Ольги Мазуренок узнали даже те, кто никогда легкой атлетикой не интересовался. Берлин, где проходил женский марафон, напоминал раскаленную сковородку. Практически в самом начале 40-километровой гонки у Ольги, лидировавшей на дистанции, носом пошла кровь. Она пыталась остановить кровотечение салфетками и тампонами — не помогало. Казалось, еще немного, и спортсменка просто сойдет с дистанции. Но Мазуренок, измазанная кровью, продолжила бежать. И на финиш прибежала первой. В тот день белоруска нашла множество поклонников за рубежом. Ее победу называли подвигом, а саму девушку сравнивали с футболистами, которые симулируют боль на поле.

Однако интересна не только драматичная победа Ольги в Берлине, но и непростая история ее успеха. Про таких говорят: self-made woman. На жизнь себе и 9-летнему сыну она в прямом смысле зарабатывает ногами.

"БЕЖАТЬ ДЛЯ ГАЛОЧКИ Я НЕ ХОЧУ"

Ольгу Мазуренок мы встречаем в легкоатлетическом манеже университета физкультуры через неделю после «золотого» забега в Берлине. Она только что закончила тренировку, преодолев каких-то 15 километров. Если для обычного человека это целое испытание, то для Мазуренок — семечки. Ежедневно она пробегает по 35 километров — это расстояние от Минска до Дзержинска — и чувствует себя спокойно.

Ольга присаживается в кресло, поправляет розовое платье и говорит, что победой в Берлине по большому счету закончила сезон. Впереди Минский полумарафон, отдых и поиск с менеджером соревнований на следующий год.

— Передо мной стояла задача, и я ее выполнила — завоевала медаль на чемпионате Европы, — говорит Ольга. — Поэтому пока все. Пробежала в этом году два марафона. Марафон требует определенного психологического состояния, в котором каждый день ты должен пребывать на максимуме. Все, что во мне было, я уже выплеснула. А если ты не будешь в таком состоянии, ничего хорошего не выйдет. Бежать для галочки я не хочу.

"ЛЮДИ БРОСАЛИ КВАРТИРЫ И БЕЖАЛИ, КУДА ГЛАЗА ГЛЯДЯТ"

Ольга родилась в Караганде, куда по зову партии осваивать целину в послевоенные годы забросило ее бабушек и дедушек. Она с улыбкой вспоминает родной город, и говорит, что до сих пор сохранила отношения с подругами детства.

— Когда мне был год, родители получили квартиру в пятиэтажке по улице Восток-5. Это обычный спальник. Двор у нас был очень дружный. Мы допоздна гуляли на улице, и нас никто не ходил искать. Летом прыгали в резинку, а зимой снега было так много, что сугробы доходили до второго этажа. Я всегда боялась закрытого пространства, но все равно вместе с другими ребятами делала в сугробах тоннели, ползала там. Страшно было, но все равно интересно.

Мать работала в торговле, отец — шахтером. Родительских зарплат хватало, чтобы содержать многодетную семью (у спортсменки есть брат и старшая сестра), но в середине 1990-х в Караганде бахнул кризис. Заводы стояли, рабочим платили мизер. Люди просто бросали свое жилье и уезжали из города.

— Они бежали и оставляли квартиры. Их даже не продавали — никто не покупал. У людей не было денег. Двушки-трешки стояли тогда по 300 долларов, а задолженности по квартплате у кого-то могли достигать 500 долларов. Сейчас многие вернулись назад, но их старые квартиры уже раздали как социальное жилье.

В конце 1990-х, поняв, что в Караганде нет никаких перспектив, семья решилась на переезд в Беларусь, где у отца Ольги жили родственники. Денег, полученных с продажи квартиры, хватило лишь на покупку билетов на поезд и аренду контейнера для перевозки вещей.

Первое время семья жила у родственников в Минске, а потом мама будущей марафонки после долгих поисков нашла социальное жилье в Плещеницах и семья на ПМЖ переехала в Логойский район. Правда, с рабочими местами в поселке были проблемы, и отец практически сразу уехал на заработки в Россию.

— У нас в Плещеницах такое хорошее детство было! В Казахстане сплошные степи. Когда ветер дул, весь двор был усеян перекати-полем, а в Беларуси — одни леса. Я тут впервые увидела черно-белых коров, почувствовала, как пахнут дрова. Папа и мама всегда старались, чтобы мы жили в достатке.

"ПЯТЬ ЛЕТ БЕГАЛА В ОДНИХ КРОССОВКАХ"

Когда Ольга училась в шестом классе, в Плещеницах на «День здоровья» провели кросс среди школьников. По итогу девочка в обычных кедах и трико заняла первое место, обогнав семиклассниц, которые уже занимались спортом. После тех соревнований учительница физкультуры сказала, что Олю ждут награды, поездки за рубеж и ей обязательно нужно записаться в секцию. Так Мазуренок попала в спортивную ходьбу и начала тренироваться у Александра Родичева.

— Александр Олегович постоянно рассказывал истории, что мы поедем во Францию, станем олимпийскими чемпионами. Это была неправда, но детям нравилось. Помню, выиграла областные соревнования, вышла в республиканский финал спартакиады. И мне очень было интересно, какой же приз вручат. «Путевка в Гродно! — сказал Олегович. — Будем жить в гостинице. Оля, скажи родителям, чтобы купили красивую одежду. Пойдешь в Гродно на дискотеку». Думаю, вау, класс, в Гродно поеду! Отец привез из Москвы джинсы с блестками, я где-то достала туфли на платформе. Представляла, что у меня будет двуспальная кровать и телефон в номере. В итоге приезжаем в Гродно, а там… холодное и сырое общежитие. Это капец! Ну и на дискотеку мы тоже не пошли. Но сейчас я понимаю, что Олегович делал все правильно. Ведь детей нужно в спорт влюбить, чтобы поверили в то, что могут стать олимпийскими чемпионами.

О времени, проведенном в Плещеницах в училище олимпийского резерва, Мазуренок вспоминает с теплотой, называет его «суперским» и признается, что была бы не против отмотать все назад и вернуться к друзьям и преподавателям. Классных тренировочных площадок, как в Минске, там не было, и бегать приходилось в том числе по проселочным дорогам. На одной из них Ольга однажды встретила лося.

Со спортивной обувью ситуация была еще хуже. Ее для ходоков и марафонцев в начале «нулевых» у нас нигде не продавали, и «марафонки» приходилось покупать у старших спортсменов. Купить кроссовки для Ольги ее родителей убедил тренер, объяснив, что «будущей олимпийской чемпионке нужна нормальная обувь».

— На тот момент они стояли 50 долларов — большие деньги. Мне кажется, в Плещеницах тогда никто не зарабатывал столько. Но отец деньги дал, а вот мама как-то косо посмотрела. И когда увидела их, сказала: «Да это же кусок тюля, а не обувь!» Потом к нам в гости пришли мамины подруги. Кто-то взял кроссовки и сказал: «Девочка, не хочу тебя расстраивать, но тебя так обманули! Я всю жизнь в торговле! Это же вообще не обувь!» Но ведь я знала, что они ничего не понимают. Я в них проходила и отбегала лет пять. Берегла как зеницу ока. Использовала лишь на соревнованиях. Тренер говорил: «Убирай куда-нибудь, чтоб только брат в них не пошел в футбол играть!» Мне их клеили, переклеивали, подшивали резинки…

"Я БЕГАЛА, А ТРЕНЕР КАТАЛ ПО СТАДИОНУ КОЛЯСКУ"

Ольга признается, что в спортивной ходьбе полностью себя так и не реализовала. Во время соревнований она постоянно совершала ошибки и получала дисквалификацию. В итоге Мазуренок оставила ходьбу и вообще собиралась закончить со спортом.

— Чем хотела заняться? Выйти замуж, что в итоге в 19 лет и сделала. Почему так произошло, не знаю. Думаю, что судьба. Больше никак объяснить не могу это. Плещеницкий парень. Вышла замуж, в 2009-м родила ребенка и поняла, что без спорта не могу. Решила, что в ходьбу больше ни ногой — буду марафоны бегать. Там хотя бы деньги можно зарабатывать. Муж относился к спорту плохо. Считал, что жена дома должна сидеть, ходить на обычную работу. Это вызвало протест. Я — лидер, и меня переломить очень сложно. И на этом, собственно, наша семейная жизнь и завершилась. Как родила, практически сразу начала бегать.

Ольга жила с родителями. Пока тренировалась, за малышом смотрели бабушки. Но были случаи, когда приходилось Дениса брать на тренировки, и за маленьким сыном присматривал тренер.

— Денис у меня смышленый. Он все чувствовал и понимал еще в коляске. Как только мне нужно было куда-то пойти, он сразу же просыпался. Вот такая вот чуйка у человека. А когда Олегович приезжал забрать меня на тренировку, сын говорил: «Дядя-кака приехал!» Не хотел отпускать, закатывал дома концерты. Однажды на сборы в Раубичи  взяла его с собой. Я бегала, а тренер катал коляску. Рассказывал потом: «Слушай, как чувствует тебя! Спит, спит, а когда приближаешь, он просыпается!»

Ольга не скрывает, что до Олимпиады в Рио-де-Жанейро бегала практически исключительно ради того, чтобы обеспечивать себя, сына, собирала на квартиру и машину.

— Это, конечно, здорово, что у нас сейчас так массово развивается беговое движение, но профессионалы бегают исключительно ради того, чтобы прокормить себя и семью. И это обычная история. Вам ее в нашей стране расскажет любая марафонка.

"ТРЕНЕР КРИЧИТ: ДОГОНЯЙ - ДЕНЬГИ УБЕГАЮТ!"

Свой первый международный марафон она пробежала в 2010-м в Риге. Организаторы не предоставили ночлег, спать пришлось на берегу залива — денег на гостиницу не было.

— Я ночевала в машине, а тренер и еще один марафонец — в палатке. В итоге заняла второе место, хотя должна была побеждать.  Дело было так. Вышла на старт, ничего не знаю, а передо мной множество африканок. Они как рванули, и Олегович кричит, мол, догоняй — деньги убегают! Оплачивались на тех соревнованиях первые три места. И я как поперла за ними — не отстаю, бодаюсь. Но после второго круга они сошли — оказалось, что бежали половинку — дистанцию в 20 километров. Я просто сдохла, заголодала. А что? Никаких диет тогда не было, никакого спортивного питания. Мы перед сном купили курицу и втроем съели. Утром была овсянка. Все. Я проголодалась и начала есть на трассе все подряд — бананы, апельсины. Но ничего не помогло. В конце вальтом бежала, но закончила второй. В том году я пробежала еще три марафона, чтобы что-то заработать. И на последнем — во Франкфурте-на-Майне — была просто без сил. То бежала, то пешком шла. Просто физически уже не выдерживала.

За второе место в Риге Ольга заработала 1500 евро. Деньги пошли на житейские нужды и оплату учебы в университете. Из Плещениц в Минск она переехала лишь через три года, когда устроилась в Вооруженные силы (обычная практика для белорусских спортсменов — чтобы иметь постоянное место работы и заработок, их принимают инструкторами в спортивные команды различных ведомств  — прим.ред), начала зарабатывать и сняла однушку.

"У МЕНЯ ХАРАКТЕР - НУЖНО БЕЖАТЬ ДО КОНЦА"

Осознание того, что она среди лидеров, к Мазуренок пришло после Лондонского марафона в 2016-м, где она стала четвертой. Через пару месяцев попала в пятерку на Олимпиаде в Рио и впервые стала получать президентскую стипендию. А недавно выиграла «золото» на том самом чемпионате Европы в Берлине. Прямо сейчас для Ольги это главная награда в карьере.

— На старт вышла очень уверенной, хорошо была готова и понимала, что это не чемпионат мира — сильных кениек, эфиопок здесь нет. Была спокойна. Но когда проснулась в день забега, из носа пошла кровь. Подумала еще тогда, чтобы на старте такого не было, но все вышло иначе. Мне кажется, это произошло из-за ужасной влажности и жары. Кровь лилась, как вода. Когда закрыла нос, стало тяжело дышать. Когда увидела себя на табло, подумала: «Какой ужас!» Даже захотела затеряться среди участников, чтобы меня операторы не снимали, а то ведь родители будут переживать. Но кровь меня не напрягала. Меня волновало больше то, что ноги были тяжелыми, и я не могла нормально бежать. А потом кровотечение закончилось, и я бежала дальше. Сойти с дистанции вообще не планировала. У меня характер такой. Если приехала, нужно бежать до конца.

Сейчас Ольга живет вместе с сыном и мамой в поселке Лапоровичи под Заславлем в собственной квартире, но планирует переехать в Минск, где сын занимается хоккеем в школе «Динамо».

Свое ближайшее будущее марафонка связывает исключительно со спортом. Планирует бегать, пока будут силы, мечтает завоевать Олимпийскую медаль и в другой профессии себя не видит. Тем более, по ее словам, отношение к легкоатлетам в нашей стране в последнее время улучшилось.

— Раньше чувствовала себя ненужной, но сейчас федерацию возглавляет Вадим Девятовский, который двигает легкую атлетику вперед, и многое изменилось. Честно скажу, если бы его не было, все бы погасло. Он не просто помогает, решает вопросы, а умеет как-то духовно всех заинтересовать. Теперь все хотят ехать и выступать за сборную. Марина Даманцевич собиралась завязывать с бегом, уже тренировала качков в тренажером зале, но Девятовский ее как-то заинтересовал. Итог — она бежала в Берлине и заняла четвертое место.

До летних Олимпийских игр в Токио остается еще два года, и прямо сейчас Ольга входит в пул претендентов на медали. Конечно, неизвестно, как все сложится, но очевидно, что девушка со стальным характером готова бороться за медаль через пот и кровь. Берлин это показал.

Источник: imenamag.by

Фото: Надежда Бужан, Имена