НОВАЯ ВОЛНА. ВАЛЕНТИНА ЦЫБУЛЬСКАЯ: ТАЛАНТЫ НУЖНО НАЙТИ И РАСКРЫТЬ

tribuna

В 2003-м году Валентина Цыбульская в третий раз поднялась на пьедестал чемпионата мира: заняла третье место в спортивной ходьбе. Через год после этого выступила на своей третьей Олимпиаде. Пять лет назад покинула пост старшего тренера по резерву, успев помочь взять разгон в большом спорте целой плеяде талантливых спортсменов. Казалось, эта страница в судьбе Валентины Павловны перевернута, но с нового года она вновь готова ее открыть. Валентина Цыбульская – новых старший тренер по резерву национальной сборной,  поговорить с ней есть о чем.

СПРАВКА

Валентина Ивановна Цыбульская

Родилась в 1968г. в г.п.Белыничи.

Окончила училище олимпийского резерва в г.Могилёв.   
Трехкратный призер чемпионатов мира по легкой атлетике:1997 год, Афины (Греция), 10 км – 3-е место, 2001 год, Эдмонтон (Канада), 20 км - 2-е место, 2003 год, Париж  (Франция), 20 км – 3-е место. 

Участница трех Олимпийских игр:

1996 год, Атланта (США) (10 км) – 8-е место;

2000 год, Сидней (Австралия) (20 км) – 28-е место;

2004 год, Афина (Греция) (20 км) – 15-е место;

* * *

- Для вас предложение стать старшим тренером по резерву оказалось неожиданным?

- Совершенно неожиданно. Я семь лет проработала старшим тренером по резерву, но в последнее время несколько отдалилась. Так сложилось, что по семейным обстоятельствам пришлось вернуться в Белынычи, где я устроилась работать тренером в белыничскую СДЮШОР. Да, основные тенденции и события я отслеживала, но в детали процесса не вникала. Правда, очень внимательно следила за результатами тех, кто был юношами, юниорами во время моей работы.

- Наблюдать, к слову, есть за кем…

-  Мне очень приятно, что практически 80 процентов нынешней национальной сборной - это ребята, с которыми я работала. Сегодня ребята уже во взрослом спорте и показывают очень хорошие результаты. Помню, как начинали Анна Малыщик, Эльвира Герман, Алексей Ничипор, Анна Тарасюк,  Дмитрий Набоков, Андрей Скобейко, Максим Адролойть, Алена Дубицкая, Кристина Тимановская, Нина Савина и многие другие.  Для меня их нынешний взлет не стал сюрпризом. С этими спортсменами я ездила на все международные старты, постоянно отслеживала их развитие, и понимала, что из них может получиться толк.

- В последние годы наши спортсмены также привозят много медалей с юношеских, юниорских и молодежных чемпионатов мира и Европы. Кто из них имеет наибольшие шансы заявить о себе во взрослом спорте?

- Я всегда говорила, что белорусская земля богата на таланты – главное найти их и поддержать тренеров. Особенно тех, кто работает на самом начальном уровне. Это я понимала, еще будучи в нацкоманде, а, поработав с детьми в СДЮШОР, убедилась в этом окончательно. О ребятах из нынешнего поколения юниоров я пока не готова говорить: еще толком не видела их в деле. Даже всех протоколов пока не нашла, нужно время, чтобы разобраться. Когда я работала старшим тренером по резерву, у меня была подробнейшая статистика по каждому спортсмену. Как минимум, о пятерых ведущих спортсменах из каждого вида атлетики, я могла рассказать все нюансы и детали подготовки. Сейчас я так пока не могу. К тому же я нахожусь не в Минске.

- Как в таком случае вы собираетесь работать с резервом?

- Для начала, я собираюсь вернуться в Минск. Далее нужно собрать подробнейшую информацию по ребятам, разобраться со всем «хозяйством». Опыт у меня есть, думаю, я справлюсь гораздо быстрее, чем любой оказавшийся на этом месте новичок, но все равно понадобится месяц-полтора.

- Последние пять лет вы работали тренером в СДЮШОР и смогли изучить систему изнутри. На что, по вашему мнению, стоит обратить внимание в первую очередь?

- Я бы не назвала ситуацию с подготовкой резерва катастрофической. При этом есть ряд проблем, которые не зависят от тренеров и их желания. Думаю, это отдельная тема, которая заслуживает серьезного обсуждения. Меня, например, сначала все устраивало. Приехала, набрала детей, начала работать. Пока детки маленькие все хорошо. А вот с уровнем повышения спортивного мастерства повышается и качество спортивной формы, обуви и инвентаря. Я работала с видами выносливости, спортсмены много времени проводили на улице, а одежды просто нет. Как и обуви. Известно ведь, что любому спортсмену для тренировки нужны снаряды (для технических видов) и обувь. Доходило до того, что некоторым детям я покупала кроссовки и ходовки за свои деньги. Но всем ведь не купишь, а от этого зависит очень многое. Плюс инвентарь: чем дальше от Минска, тем с ним больше проблем. В некоторых школах – я точно знаю – инвентарь остался еще со времен СССР.

- И в вашей школе?

- Нам повезло. Когда-то смогли урвать себе мягкое покрытие, уложили его в коридоре. В конце коридора сделали яму для прыжков в длину. В Могилеве также по случаю урвали маты для прыжков в высоту. Так во всех школах: кому повезло, тот имеет какие-то минимальные условия. Но маты – это хоть надолго. А обувь и одежда быстро изнашивается. Хорошо, что у меня еще со времен выступлений осталось много спортивной одежды – почти все детям раздала.

- В последнее время в Беларуси реализуется ряд проектов, направленных на поиск одаренных спортсменов и создание для них условий. Можно вспомнить и «детскую атлетику», и 300 талантов для Королевы, и Школиаду. На ваш взгляд, эти начинания эффективны?

- Возьмем, к примеру, детскую легкую атлетику. Там очень эффективная и интересная программа, собраны все упражнения, которые нужны детям. Раньше в легкую атлетику набирали с девяти лет, сегодня – с семи. Это еще очень маленькие детки, их нужно завлекать, развлекать. Самое главное, что проводятся соревнования: дети очень любят соревноваться, а для тренера это дополнительная мотивация – попасть на финал республиканских соревнований! Но было бы куда эффективнее, если бы победившая школа получала какие-то дивиденды. Например, кроссовки (шиповки) для детей, или, как вариант, – сертификат, на покупку спортивной формы или инвентаря.

У 300 талантов для Королевы своя специфика. Проект очень хороший, дети просто в восторге! Поначалу я предлагала, чтобы участие в нем принимали те, кто уже имеет некоторую легкоатлетическую подготовку. Ведь на финальные соревнования попадают и гимнасты, и футболисты, и пловцы, и те дети, которые пока вообще никаким видом спорта не занимается. Со временем я поняла, что в этом-то и кроется главная прелесть этого проекта. Те, кто занимается легкой атлетикой в ДЮСШ, и так уже «наши». 300 талантов для Королевы помогают привлечь и показать красоту легкой атлетики тем, кто потенциально может показывать хорошие результаты и заинтересоваться нашим видом спорта. Быть может, кто-то из нынешних гимнастов и футболистов со временем станет чемпионом мира по легкой атлетике? Хотя, конечно, гимнасты начинают тренироваться уже с четырех лет, и к семи годам они явно будут физически более развиты, чем их сверстники.

- Многое здесь зависит от того, как и кто с ними будет дальше работать.

- Да, главная задача в этом проекте ложится на учителей физкультуры, и здесь начинается самое интересное. Кто-то хочет добиться результатов, и эта мотивация приносит плоды. А кто-то просто отбывает номер. Это, увы, личное дело каждого учителя физкультуры, на которое очень сложно повлиять. С другой стороны, проект 300 талантов для Королевы – в любом случае стал отличной возможностью для тренеров по легкой атлетике обратить внимание на этих детей.

- Вы уже определили для себя первые шаги, которые нужно предпринять после вступления в новую должность?

- Во-первых, нужно просматривать детей. Ездить на соревнования, в конце февраля состоится традиционная международная матчевая встреча. Я хочу просмотреть всех детей, хотя пока еще не утверждены списки нацкоманды, и мне сложно представить, с кем я буду работать, и по каким критериям эти спортсмены попали в состав. Мне важно самой составить впечатление о каждом спортсмене и понять, на что он способен.

- Меняется и сама структура работы с резервом.

- Мне было несколько непонятна прежняя ситуация, в которой за подготовку молодежи отвечали два старших тренера – один из юношей, второй – за юниоров. В прежние годы в сборной было два  тренера, отвечавших за отдельные возраста в резерве. Сейчас мы объединяем эту работу, и вместе со вторым старшим тренером – Никитой Яковлевым – будем контролировать всю ситуацию. Так будет эффективнее. Никому не придется передавать детей. Они изначально будут наши, и мы вместе будем вести их вплоть до молодежной команды. Это важно. Во-первых, речь идет обо всех видах атлетики. Во-вторых, состав команды постоянно меняется. Это младшие категории: кто-то резко спрогрессировал, кто-то закончил, чей-то организм формируется быстрее, чей-то – медленнее. В итоге - постоянное движение, текучка кадров. В работе с этими возрастами важно быть осторожным, внимательным и тщательно подходить к каждому случаю.

- Вы – представительница поколения спортсменов в белорусской легкой атлетике, которое принято считать «золотым». Советская школа оставила нам в наследство целую плеяду чемпионов! Реально ли сделать нынешнюю систему подготовки столь же эффективной?

- Принципиально в этой системе ничего не изменилось. Как я когда-то училась в школе-интернате спортивного профиля, так сегодня дети учатся в УОРах. Отбор, поступление, две тренировки в день… Да и я, работая с детьми, применяю многие из тех подходов и упражнений, которые сама использовала еще 20 лет назад. Понятно, что что-то меняется, но в основном это – классика. Правда, сейчас очень важно работать с психологией. Попадаются такие дети, с которыми без правильного подхода тренер попросту не сработается. Есть сильные личности, которые уже в таком возрасте могут сами справляться с трудностями, а есть те, кого приходится уговаривать, объяснять, направлять. Упустишь момент – ребенок уйдет, и мы его потеряем.

- Такие дети были во все времена.

- Согласна: кому-то попадался хороший, думающий тренер, который находил слова и подход. В итоге из таких ребят вырастали очень неплохие спортсмены. Но многие так и уходили. Мы сегодня говорим о том, кого подарила нам прежняя система, но ведь никто не скажет, сколько потенциально очень талантливых ребят было попросту упущено из-за неправильно подобранного слова, из-за невнимательности тренеров. Поработав на этом уровне, я очень хорошо это понимаю. Временами слова, в которых взрослые не видят ничего обидного, ребенок воспринимает и трактует совершенно иначе. Хотя тренеры у нас тоже бывают очень ранимые.

- Некоторые даже слишком…

- Да, для любого старшего тренера очень важно правильно выстроить работу с коллегами на местах. Это, действительно очень ранимые люди, но это, думаю, специфика всех творческих, талантливых личностей. Посмотрите на тех специалистов, которым удалось добиться успехов со своими учениками. Это фанаты своего дела, которые очень трепетно относятся к результатам своего труда. Это важно учитывать при выстраивании работы с ними. И поддержать, и помочь, и выслушать… Работы предстоит очень много, но я не боюсь ее. Даже не терпится побыстрее взяться за большое дело!