РАЗГОВОР О БУДУЩЕМ. БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ ГЛАВНОГО ТРЕНЕРА ЮРИЯ МОИСЕВИЧА (ЧАСТЬ 2)

moisevich

Мы продолжаем разговор с главным тренером национальной сборной Беларуси – Юрием Моисевичем. Первую часть интервью можно прочитать по ссылке ниже. Сегодня предлагаем вам вторую часть, в которой узнаем о планах на главные старту сезона и особенности психологии победителей.

Первая часть интервью

- Вы готовы к тому, что сейчас также будут недовольные?

- Конечно, готов. Я шел с пониманием, что не смогу угодить всем. За годы работы я понял простую вещь: не пытайся всем нравиться. Просто делай, как считаешь нужным. Тут ведь как получается. Если сейчас что-то упустить, не сделать, рано или поздно оно проявится и все закрутится в другую сторону. И, пусть даже не тебе, но кому-то придется разбираться. А это ведь судьбы людей. Должность главного тренера или старших тренеров подразумевает под собой не только удовлетворение каких-то собственных амбиций. Ты отвечаешь за людей и их будущее. Целый пласт, в котором спорт переплетен с социальной деятельностью и ответственностью. Махина, в которой ты за все отвечаешь. Чуть забыл подбросить в топку, уснул в “кочегарке”, и все – труба перемерзла.

- Вас ждет сложнейший сезон, множество стартов, причем в любой другой год каждый из этих турниров мог легко сойти за главный. Как планируете расставлять акценты и распределять силы? Хватит ли запаса прочности и ресурса для этого испытания?

- Попытаюсь объяснить. Приходит ко мне недавно Максим Недосеков. Я сейчас хоть и главный тренер, но поддерживаю с ним достаточно тесные отношения. Спрашиваю: “Какие планы? На чемпионат Европы зимой поедем?” В ответ потухший взгляд. Говорю: “Что, зимой Европа не устраивает?” Отвечает: “Нет, все в порядке, но я посчитал – 16 стартов получается…” Он ведь уже “в обойме”: Бриллиантовая лига и все подобное. Я спрашиваю: “И что в этом плохого?” Хотя понимаю: парень только недавно вышел из юниорского спорта и не совсем четко умеет распределять силы. В итоге объяснил ему: “Макс, зимний чемпионат Европы для тебя – проверка формы”. Но здесь важно знать и характер самого Недосекова. Он не может выступать просто ради выступления.

Не может сказать себе: не получится, значит, не получится. Он на любом турнире изначально настроен только на победу. Уникальный человек. Если этого в нем не задушить – сможет очень многого добиться. Хотя важно расставлять приоритеты. Зимний чемпионат Европы – важный старт. И я не предлагаю поехать и просто “обозначить высоту”. Если не там прыгать, то дома придется прикидки делать, будешь лазить за 2,30. Очень доходчиво на этот счет высказался Вадим Девятовский: “Я сам был в этой шкуре. И знаешь, что я делал? Приезжал и просто метал. Так, как был способен”. А мы создаем себе лишние доминанты, которые нас потом и раздавливают. Матчевая встреча. Чемпионат мира. Я считаю, что в большой степени эта накрутка и волнение идут от тренеров. Это тренер должен настраивать ученика и исключить его неуверенность. Я это все к тому рассказываю, чтобы дать понять: нас ждет напряженный сезон, в котором обязательно будут неудачи. В том числе и у топовых спортсменов. Это – люди. Но если при этом мы будет себя накручивать: Впереди II Европейские игры, а еще командный чемпионат Европы, где нужно выйти в Суперлигу, матч, чемпионат мира - что же нам делать? С таким подходом можно вообще не начинать.

- Большинство наших спортсменов очень болезненно относятся к любым осечкам. Даже если это объективная реальность, выражающаяся в цифрах. Сразу встают на дыбы, словно только что услышали обвинение во всех мыслимых грехах. Хотя по сути-то, речь просто об объективном положении вещей, которое можно исправить уже на следующем старте, исключив причины. Почему так получается?

- Это наследство ментальности прежних времен. Между патриотизмом, желанием как можно лучше выступить за свою страну и теми возможностями, которые у нас есть прямо сейчас, лежит очень тонкая грань. В советские времена в этом “пограничье” постоянно происходил прессинг. Помните ведь, как за второе место на чемпионате Европы по футболу с игроков сняли звания заслуженных мастеров. Нынешние спортсмены тех времен, конечно, не застали и не знают, как это бывает, а вот многие тренера помнят хорошо. Как-то олимпийский чемпион по фигурному катанию Антон Сихарулидзе в одной передаче сказал: “У нас так до сих пор: сегодня я чемпион мира – все носят на руках, завтра стану шестнадцатым, и меня нет. А я ведь живу. Я – спортсмен. Я был первым всего два года назад. Преодолеваю, поднимаюсь – опять все носят”. Как так можно? Или вот еще пример: олимпийская чемпионка из Швеции Каролина Клюфт. Очень позитивный человек. Могла на дорожке что-то этакое вытворить, на кабриолете на стадион въехать. И она имела очень высокий результат в прыжках в длину. И вот на каком-то чемпионате, выступая в длине, она прыгает что-то вроде 5.90. При обычных результатах почти на метр дальше. Наши бы со стыда сгорели, а она улыбалась. Ну, вот так в этот раз сложилось, а на следующем старте будет иначе.

Скованность в мыслях очень сильно сказывается на результатах. Тех, кто способен не поддаваться этому влиянию, можно по пальцам руки пересчитать. Иван Тихон, например. Или тот же Недосеков. Многие же, даже приезжая на соревнования в статусе фаворитов, все равно не чувствуют себя комфортно. Холодович, например, как-то объясняла разницу в результатах на коммерческих стартах и чемпионате Европы: “Меня ответственность задавила”. И действительно, потом ведь многие так представили: поехала, мол, за страну бороться, и даже медальку не привезла, а там, где деньги – первая… Здесь очень важно понимать ситуацию: не в деньгах дело. Не в корысти. Важно отличать эти тонкие вещи. Такое непонимание очень болезненно отражается на спортсменах. Та же Холодович на чемпионате Европы, уверен, старалась даже больше, чем на любом коммерческом турнире. И что теперь ей делать?

- Выходить и метать дальше. Катастрофы не случилось.

- Но ведь некоторые ее чуть ли не в предательницы записали. Вспоминаю 1999 год, чемпионат среди юношей. Главным тренером был Александр Рудских, а я только начинал карьеру. Причем мой ученик – Дмитрий Валюкевич – в команду вообще не попал. Я поехал осмотреться. И вот заключительный день. Эстафеты. Немецкие девочки лидируют три этапа, а на последнем при передаче теряют палочку. Катастрофа? Рудских говорит: “Смотри за реакцией немецких тренеров”. Я смотрю – а они смеются: дети палочку потеряли. А теперь представьте поведение большинства наших тренеров в аналогичной ситуации. Вот с этого все и начинается. Рудских тогда, кстати, как главного тренера, тоже сильно “клевали” за результаты, а он мне рассказывал о разнице в менталитетах и необходимости менять подходы.

- У вас сейчас похожая ситуация: с одной стороны нужно менять ментальность, а с другой – обеспечить результат. В том числе и на домашних II Европейских играх.

- Я не говорю, что собираюсь устраивать “ментальную революцию”. Важно скорректировать подход и раскрепостить ребят. Важно правильно подобрать слова. Когда я был старшим тренером по резерву, это часто приходилось делать, чтобы “достучаться” до спортсменов. Я всегда считал и считаю, что это – самое главное. “Достучаться”. Когда удастся наладить взаимопонимание, когда человек проникнется тем, что ты ему говоришь, он точно постарается сделать все возможное и даже невозможное. Были примеры, когда ребята приходили ко мне после соревнований и на полном серьезе говорили: “Извините, пожалуйста, что плохо выступили”.

- Мне кажется, любой спортсмен, выходя на дорожку или в сектор, изначально настраивается показать максимум. По той простой причине, что он спортсмен. В этом его суть. Сложно представить атлета, который выйдет на старт условного чемпионата Европы и побежит в полсилы.

- В этом и заключается моя задача и задача старших тренеров: сглаживать острые углы. Мы даже в большей мере настроены подставлять себя под огонь, чтобы оградить ребят. Хотя, сейчас в спортивном руководстве оказались люди понимающие. Успел поговорить с министром спорта. Чувствуется, что характер у него – ого-го, и требования будут соответствующие. Но при этом есть понимание. Это поколение руководителей уже знает, что советские методы, вроде “Ты должен!”, “Ты обязан!” не эффективны. Работают другие слова. Все получается, когда тебе удается убедить спортсмена: “Ты – лучший. Ты завоевал право выступать здесь, потому что сильнее тебя в стране никого нет. Так иди и забери свое”. У нас многие приходят в сектор и начинают искать пятый угол. Больно смотреть! А посмотрите, как заходят в сектор американцы. У них результат не лучше нашего, но ребята чувствуют себя хозяевами.

- В большой мере это, думаю, можно объяснить нехваткой соревновательного опыта на серьезном уровне.

- Раньше, действительно, когда люди раз в год выезжали на крупные соревнования, это сильно сказывалось. Плюс еще та самая накрутка. Ребята на полном серьезе тряслись. Сегодня ездят куда чаще. К тому же мы берем в сборную психолога.

- То есть календарь будет достаточно плотный?

- Недавно прошел чемпионат Европы по кроссу. Скоро начнутся отборы, а на зиму запланированы два крупных турнира – Кубок Европы по метаниям и чемпионат Европы в помещении. Будем находить варианты. Думаю, и старшие тренеры должны в этом помочь. У них уже появился достаточный опыт и понимание процесса. Я многих из нынешних лидеров помню еще по выступлениям в юношеском возрасте. Знаю, условно, кто будет искать пятый угол, а кто – нет. И, кстати, хочется вернуться к разговору о большом количестве стартов. Их не нужно бояться. Тем более, что каждый из турниров очень интересен по своей сути.

II Европейские игры – принципиально новый формат. Новый стадион. Это ведь интересно. Изначально чувствуется присутствие праздника легкой атлетики. Возможность стать его частью, показать себя – это точно лучше, чем, если бы мы сидели до осени и ждали чемпионат мира. А матчевая встреча Европа – США! Это ведь уникальное событие! 30 лет назад в Минске проходил матч СССР – США, болельщики до сих пор вспоминают. Я еще маленький был, а брат ходил. Билетик хранится, и программка, куда вписано (тогда писали от руки): Александр Блиняев стал победителем в десятиборье. Нужно получать удовольствие от возможности приобщиться к истории, выступить перед своими трибунами.

- Результат от нас ждут летом. Будут ли все сильнейшие выступать зимой?

- Мы еще обсудим это с тренерами, но, думаю, зиму мы будем рассматривать, как возможность спокойно подойти к главным испытаниям. При этом чемпионат Европы – это возможность представить страну, и, полагаю, все сильнейшие будут выступать.

- А на внутренних стартах? Отбор будет вестись по чемпионату страны или же по иным критериям?

- Минувшая аттестация в министерстве спорта была для меня первой в роли главного тренера. Я всем давал право выбора, но при этом предлагал выступить на зимнем чемпионате Европы. Мне тоже не очень нравится подход: “Мы пропускаем тот старт, потом и следующий, сезон…” Кто-то по два года пропускал, и в итоге так ничего не добивался. Я служил в десанте, и у нас каждые полгода была прыжковая подготовка. За это время терялось чувство прыжка, через полгода опять начинался “колотун” и приходилось адаптироваться заново. Так и с соревнованиями. Ты можешь быть отлично готов, но если будешь сидеть в окопе – ни в какое наступление не поднимешься. Придется заново потратить время и силы, провести определенное количество международных стартов (причем, некоторые из них - впустую), чтобы вернуть состояние, в котором можно бороться за высокие места на любом турнире. Что же касается отбора, то его, считаю, нужно вести двумя путями. Хочется, конечно, чтобы была возможность реализовать идеальный вариант: все сильнейшие заявились на чемпионат страны, выступили, а лучшие поехали на топ-турнир. Так, например, может позволить себе делать сборная США. Там это незыблемое правило: даже рекордсменка мира может остаться дома. Но у нас нет такой скамейки запасных. Если, например, по каким-то причинам кто-то из лидеров объективно не сможет показать лучшие метры или секунды…

Здесь, правда, подчеркну, что речь не о желании поехать вместо чемпионата Беларуси на коммерческие старты. Или вот еще момент. Объясняет мне, допустим, Виктор Мясников: “В Москве будет “Русская зима”. Там участвуют 5-7 очень сильных барьеристок. А в Могилеве Эльвира Герман с кем будет бежать? И как ей готовиться к Европе?” Вот вы как поступили бы?

- Повез бы спортсменку на “Русскую зиму”.

- О том и речь. И, как главный тренер, я не могу сказать: “Нет, у нас чемпионат страны!” Это ведь барьеры, там своя специфика. Нужно чувствовать соперниц. Не просто бежать, а чувствовать. Это чувство, понимание ритма можно наработать только в споре с сильными соперницами. Понятно, что мы обедняем уровень внутреннего старта. Придут зрители, будет телетрансляция... И мы будем стараться собрать максимально сильный состав. Но в этих правилах всегда найдутся объективные исключения. Хотя, повторюсь, я за справедливый отбор.

Особенно в том, что касается резерва. Сколько было примеров, когда спортсмен выполняет норматив еще зимой и до лета чувствует себя вольготно. Некоторые даже умудрялись скрывать полученные травмы, чтобы не лишиться “гарантированной” поездки на чемпионат Европы или мира и получить форму. На каком-то этапе мы решили даже для юниоров сделать летом три контрольных старта, по которым будем принимать решение. Это позволит быть более объективными: никто не спрячется и на одном результате не выедет. Еще на аттестации сказал: зимний чемпионат Европы рассматриваем, как прикидку к лету. Но эти результаты не дают понимания того, что спортсмены могут показать в июне на II Европейских играх или в конце сентября на чемпионате мира. Там должны выступать сильнейшие и показывать действительно максимальные результаты.