СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА. ВЗЛЁТ ПОСЛЕ ТРИДЦАТИ

Впервые увидел Катю Шабан в марте 2005-го. В манеже РЦОПа 17-летняя бобруйчанка играючи расправилась на “полуторке” со старшими соперницами по юниорскому матчу Беларусь - Россия - Украина.

Вскоре она выиграла Европейский юношеский фестиваль. Казалось, спортивное будущее обещает много громких побед. Однако годы шли, а восхождение на высокие пьедесталы так и не состоялось. Девушка окончила училище олимпийского резерва, университет физкультуры, тренировалась у ведущих спортивных наставников, но результатов, которые открыли бы перед Катей европейские перспективы, все не было. На ней давно поставили крест как на спортсменке. Она вышла замуж, родила дочь и вернулась на дорожку. Тут-то и начались чудеса. Почти полтора десятилетия спустя Екатерина Корнеенко стала воплощать в жизнь неосуществленные мечты Кати Шабан. На домашних чемпионатах летом и зимой обыграла наших прим - Светлану Куделич и Дарью Борисевич, выполнила евронорматив и теперь готовится блеснуть на предстоящем чемпионате Европы 2019. Чего ей это стоило, Катя поведала в интервью корреспонденту “ПБ”.

В спорт меня привела Жанна Владимировна Бегунова, тренер бобруйской ДЮСШ. Заметила, как я бегу на каком-то кроссе, и пригласила на тренировки. Мне там не понравилось: остальные ребята были на четыре-пять лет старше. И я прекратила занятия. Но тренер была настойчива: приходила в школу, убеждала. А я такой человек, что не могу сказать нет, когда меня просят. Постепенно привыкла. Настроение улучшилось, когда Бегунова позволила мне делать все, что выполняли старшие. Четыре года бегала спринт и барьеры, мечтала о прыжках в длину. После девятого класса решила поступать в УОР. В ПТУ идти не хотела, а в школе меня вряд ли оставили бы - оценки были не очень. На некоторых уроках я хорошо улавливала информацию, но четко сформулировать и пересказать мне было трудно. Иногда попадались толковые педагоги, которым удавалось меня разговорить. Например, психолог в БГУФКе.

- В училище учебой не очень напрягали?

Первые три года, пока шел школьный курс, учились нормально. Когда же началась специализация, стали освобождать от экзаменов. Это, конечно, помогает тренироваться, но знаете... учиться нужно! За пять лет в УОРе нам дали больше знаний, чем потом в университете. До сих пор храню конспекты по анатомии, теории и практике физической культуры. И сейчас иногда в них заглядываю. Теорию преподавала Тамара Даниловна Мурашко, бабушка моей подружки, поэтому я особенно старалась.

Как относились к спортивным подвигам родители?

Отец рано умер, и мама, ее зовут Лариса Николаевна, растила меня одна. Всю жизнь трудится на бобруйском комбинате железобетонных изделий. Ее мой спорт особо не интересовал. В прошлом году захотелось, чтобы она наконец увидела меня в деле. Тем более чемпионат страны проходил на обновленном после реконструкции стадионе “Динамо”, на котором мама бывала еще в молодости. После смены она села в “маршрутку” и приехала. Ей было интересно! Теперь уже ориентируется в дистанциях, которые бегаю, и спрашивает, как пробежала. Тогда, на “Динамо”, удалось маму порадовать. И не только ее: на трибуне сидели муж с дочкой, друзья. После победы на “пятерке” мне вручили букет, который я тут же передарила маме. Хотела выполнить европейский стандарт - 15:40, но по ходу поняла, что не успеваю. Зато уложилась в 15:55, норматив для включения в национальную команду.

Забег выдался детективный. Света Куделич постепенно ликвидировала огромный просвет, но в решающий момент вы предприняли ускорение. К финишу отрыв составил целую прямую... Кстати, почему юная Катя Шабан променяла спринт на выносливость?

Хотела поступать “на барьеры”, но у меня не было результата. А 500 метров при поступлении в УОР пробежала за минуту 16 секунд, и на меня обратил внимание Альбек Бексултанович Салсанов, у которого тренировалась до окончания училища. Я быстро прогрессировала. Впервые бежала километр, причем по гравийке, и сразу 3:09, У Оли Мининой и сестер Подобед, которые на пару лет старше, в том же возрасте было 3:15. А Минина очень талантлива! Сколько мы с Ирой Подобед ни уговаривали ее остаться в спорте, не послушала.

- В 17 лет вы стали чемпионкой Европы среди сверстниц. Это принесло дивиденды?

- Это был Европейский юношеский олимпийский фестиваль в итальянском Линьяно. Команда Беларуси завоевала четыре золотые медали: я выиграла бег на 800 метров, а теннисисты Ксения Милевская и Андрей Коротченя победили в одиночных и смешанном разрядах. В НОКе нам вручили дипломы, часы и вазы. А легкоатлеты даже спасибо не сказали. Правда, как золотую медалистку меня вне конкурса зачислили в БГУФК на дневное отделение.

Почему на дневное, а не заочное?

Нужно было сохранить пенсию по потере кормильца, размер которой равнялся полутора или двум студенческим стипендиям. Отъездом в Минск поставила Салсанова перед фактом. Вообще, он много делает для своих воспитанников. Для нас был “три в одном”: второй отец, тренер и массажист. Постоянно долбил: радуйтесь, что вас кормит государство, берите в руки книгу, учите в день хотя бы одно английское слово! На сборах готовил нам еду, использовал для восстановления народные средства. У меня в телефоне его номер до сих пор подписан “шеф”, и у нас по-прежнему хорошие отношения.

И все же после европейского триумфа всплеск результатов у вас сменился кризисом.

В 2007-м на сборе в Киргизии мы немного перебрали в работе. Пульс был высокий, на тренировках не тянула. Долго восстанавливалась, год, наверное. Пошел спад результатов. А девчонки вообще “нырнули” на два-три года... В Минске пошла тренироваться к Захаревичу и Башко. Игорь Владимирович - жесткий тренер. В основе его методики силовая подготовка - много штанги и спринта. Свете и Илоне Усович это подходило, их результаты росли. А мне - нет. Со мной больше работала Наталья Ивановна, она корректировала нагрузки. С ней и теперь дружим. Сейчас на чемпионате в Могилеве в одном номере жили. А тогда с нагрузками я справлялась, но кондиции не улучшались. На соревнованиях мне не хватало свежести, результаты застыли.

Как выживали материально?

Пошла работать. В “Милавице” исполняла роль тайного покупателя. Приходила в магазины с диктофоном - персонал не должен был знать меня в лицо. По времени было удобно, подрабатывала после занятий в университете и тренировок. Вечером могла и в родной Бобруйск съездить, навестить маму - там ведь тоже “Милавица” есть. После посещений писала отчеты. Ни разу не сталкивалась с хамством или небрежностью продавцов. По итогам отчетов люди получали премии за качество обслуживания. Трудилась и в детском саду. Но самое сложное испытание - оператор на автозаправке. Пятнадцать часов на ногах, некогда присесть. Одновременно исполняешь обязанности кассира, мерчендайзера, уборщика, принимаешь бензовозы... Тогда носила штаны на шпагате, чтобы не упали. Вредное производство: сильный запах бензина, яркий свет, компьютер. От всего вместе сильно уставала. Добиралась домой около полуночи, но старалась перед сном полчаса или час побегать. Иногда оставалась ночевать у подруги, которая жила вблизи АЗС. Экономила час на сон, зато вставала пораньше и бегала утром. Весь пятый курс так отработала.

При таком экстриме оставалось время на учебу и отдых?

На младших курсах до Нового года учились нормально, а после включалось расписание индивидуального посещения. В основном спортсмены ходят на лекции точечно. Уже знаешь, что посетить необходимо, что можно переписать у кого-то. На старших курсах после первой тренировки идешь на одну или две пары. Потом - вторая тренировка. Все эти годы время было строго расписано, а день разбит на периоды - тренировки, учеба, работа. Успевала и погулять: по выходным - дискотеки, ночные клубы. Обычно ходила с подружками в “Next”, напротив Минспорта. Ночь отпрыгаешь - спишь без задних ног.

Спорт не кормил, что заставляло продолжать тренировки?

В материальном плане спорт ничего мне не дал. Выездные сборы сначала оплачивало училище, потом выезды в Кисловодск - по линии РЦОПа. Но все время рассчитывать на то, что центр олимпийской подготовки даст “питание”, не приходилось. Стабильный заработок надежнее. Однако хотелось и на дорожке результата достичь. Но чувствовала и понимала, что на любимой “полуторке” в таких условиях 4:30 не разменяю. Тренировалась для себя. Мне нравился сам процесс.

Выезды в горы обязательны для бега на выносливость?

Обязательны. Африканцы на высоте рождаются, живут и тренируются. Но и европейские бегуны подолгу живут в Кении и Южной Африке, а потом спускаются и летят по дорожке и по шоссе. Один сбор в горах на 18-20 дней, как у меня, мало что дает. Особенно с учетом моих одноразовых тренировок. Однажды благодаря Вадиму Анатольевичу Девятовскому побывала на сборе в Турции и поняла, что мне для подъема на высокий международный уровень необходимы три-четыре сбора подряд в среднегорье.

Ваш муж - спортсмен?

Вы не знаете лыжника Леонида Корнеенко?!

Корнеенко, который сенсационно добыл серебро на чемпионате мира-2007 в лотерейной гонке на 15 километров?

Мы познакомились в 2014-м, будучи в одной компании со Светой Усович. Через год расписались. Чуть раньше мы с Натальей Ивановной Башко решили, что к результату мне надо идти все же через выносливость. Она поговорила со старшим тренером национальной команды Андреем Александровичем Гордеевым, и я перешла под его опеку. Он поставил меня на ставку, и я стала бегать дважды в день. Обозначился прогресс: пробежала 1500 метров за 4:14. Но двигаться дальше не давали микронадрывы мышцы задней поверхности бедра - последствия силовых нагрузок. Результаты падали - лишилась ставки в национальной команде. Ушла в декрет и родила дочь.

После этого Леонид не сказал вам: Катя, стоп?!

Леня закончил карьеру после того, как ему зарубили подготовку к Играм в Сочи. А мне сказал: “Не хочу, чтобы из-за родов ты завязала со спортом. Есть желание - продолжай”. Но имелась серьезная проблема. Он уже работал тренером национальной команды. А лыжникам нужен снег, они с августа по апрель на зарубежных сборах. Я подолгу оставалась одна с малышкой на руках. Ходила с коляской на стадион, но так много не набегаешь. Чтобы я могла тренироваться, муж ушел из сборной. Теперь он работает тренером и преподает на кафедре физвоспитания в аграрно-техническом университете. В паузах подменяет меня и занимается дочкой.

Золотой муж! К тому же специалист в сфере выносливости.

Честно говоря, у нас разные взгляды на тренировочный процесс. Поэтому, чтобы не огорчать его и себя, стараюсь эту тему обходить и сглаживать острые углы. Когда захотела вернуться на дорожку, оказалось, меня вычеркнули даже из переменного состава сборной. Из-за этого не могла пройти медосмотр в диспансере спортивной медицины. Помог Александр Геннадьевич Гоцкий, включивший в список РЦОПа. Заявилась на чемпионат страны 2017 года. Прибежала на “полуторке” третьей за 4:26. Прошлой зимой выиграла на Кубке страны, а летом - на чемпионате.

Кто вас сейчас тренирует?

Сама набрасываю примерный план занятий. Весь прошлый год посвятила базовой работе. Не торопилась, осторожничала: пробежки по пять-десять километров. Постепенно наращивала объемы, подключила ОФП и прыжковые упражнения. Ориентировалась на самочувствие, боялась перебрать нагрузки, как бывало в прошлом. Год ушел на восстановление и психологическую перезагрузку.

Нынешние секунды позволяют вам участвовать в чемпионате Европы.

Узнала об этом от главного тренера национальной команды Юрия Викентьевича Моисевича. Мне этот старт очень нужен! Кроме дорожки, хочу выступать и на шоссе, чтобы поправить материальное положение семьи. Немецкий менеджер заявляет меня на пробеги. В прошлом году сделала пять или шесть стартов в Германии, Голландии и Сербии. На дистанциях от пяти до тридцати километров выполнила серебряный стандарт ИААФ. Даже “половинку” впервые пробежала - за 1:13:50. К полумарафону у меня было всего пять недель подготовки - поздно сообщили. Теперь могу рассчитывать не только на оплату проезда и проживания, но и на стартовый бонус - 400 евро. А золотой стандарт у нас имеют лишь Оля Мазуренок, Марина Доманцевич и Настя Иванова. Чтобы его заслужить, нужно разменять 2 часа 28 минут в марафонском беге.

Скоро на марафон замахнетесь?

Пока нет. Все же у меня неплохая скорость на средних дистанциях, нужно ее использовать. На прошлой неделе в Испании мы с Дашей Борисевич бежали 1500 метров с самой Гензебе Дибабой. Она далеко оторвалась, за ней - еще одна эфиопка. Я возглавляла группу преследования. Было стыдно, что сильно отстаем. Очень старалась, потому и улучшила "личник" сразу на пять с половиной секунд.

Но в Мадриде исполняла роль "зайца".

Когда приглашали в Испанию, организаторы предупредили об этом. Нужно было на “тройке” провести эфиопок первые два километра за шесть минут. В день забега задачу усложнили до 5:50. После быстрой “полуторки” было тяжело, но справилась - не впервой.

***

Интервью: Борис Тасман, PRESSBALL.BY

Одна мысль про “СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА. ВЗЛЁТ ПОСЛЕ ТРИДЦАТИ”

Обсуждение закрыто.