АНАСТАСИЯ МАСЛОВА: «С МОЛОТОМ НУЖНО РАЗГОВАРИВАТЬ»

В белорусской легкой атлетике все чаще появляются интересные спортсмены. Чего только стоят Ольга Мазурёнок, Максим Недосеков, Эльвира Герман! Журнал «СПОРТTIME» продолжает знакомить вас с талантливыми атлетами. Так, Анастасия Маслова заняла второе место на Кубке Европы в Словакии, метнув молот на 68.13 метров. 21-летняя уроженка Дрогичина сейчас тренируется в Гродно под руководством Игоря Цицорина. В откровенном интервью Анастасия рассказала про тренировки через Skype, китайские сборы и качества, за которые ценит своего тренера.

Анастасия, ваш брат на два года раньше попал в легкую атлетику. Постоянно рассказывал про соревнования?

- Не скажу, что пришла в легкую атлетику из-за брата. Конечно, какую-то роль он сыграл. Я видела, что он занимается. И это повлияло на то, что в 13 лет я попала в Гродно к нынешнему тренеру Игорю Владимировичу Цицорину. А вообще, в 4-м классе в сочинении на тему профессии написала: «Хочу стать олимпийской чемпионкой». Тогда я еще не знала, что такое молот. Поэтому написала: чемпионкой по бегу (смеется).

На районном уровне бегать получалось. Потом в школу пришел мой первый тренер Валерий Петрович Рассафонов и предложил заниматься метанием. Толкала ядро, метала диск и молот. Толкательница из меня никакая (улыбается). Я начинала в родном Дрогичине. От спорткомплекса жила достаточно далеко: в 3,5 километрах - ходила пешком туда-обратно. Нравилось.

Чем занималась до спорта?

Все стандартно. Какие-то кружки, плетение бисером, пела в хоре, танцевала, ходила в церковную школу. Всегда нравилось активничать. Но к спорту тянуло больше всего. Дома делала упражнения и родителей заставляла (улыбается).

Какую роль в карьере сыграл первый тренер?

Сначала Валерий Петрович нашел меня в 4-м классе. Обычная секция была: прыгали, бегали. Что-то не понравилось, и я перестала ходить. Через два года вновь пришел на физкультуру и сказал: «Маслова, если хочешь, можешь приходить». С того времени вновь стала заниматься. Там был начальный уровень. Цель Валерия Петровича - найти перспективных ребят и потом их куда-то передать. Он все время шутит и умеет заинтересовать. Если к нему проявляли неуважение или начинались детские психи, он предпочитал промолчать. Конечно, я ему очень благодарна за то, что познакомил меня с молотом.

Как часто в детстве случались «психи»?

Сравнить меня два года назад и сейчас - абсолютно разные люди. А 10 лет назад… Сами понимаете (улыбается). В детстве в голове одна показуха: хочется кого-то обыграть. Это сейчас приходит осознание, что ты работаешь для своего результата. А тогда хватало юношеских настроений. Могла капризничать или психовать - не всегда правильно себя вела.

Родители не отговаривали от занятий спортом?

Мама всегда поддерживала. Правда, она не хотела отпускать меня в Гродно. Но я сказала: «Мам, я не хочу ходить на работу и воспринимать ее с ненавистью, как ты. Хочу заниматься тем делом, которое люблю». До сих пор вспоминает те слова. Говорит, что задели. Тогда она услышала и больше не отговаривала. Сейчас родители всегда поддерживают. В курсе всех соперников и результатов. Очень активно следят.

Вы говорили, что Игорь Владимирович для вас не только тренер, но и друг. Вспомните самую запоминающуюся беседу?

Их сотни. Это ступеньки развития, реализации, понимания. Не могу выделить конкретную беседу. Мы общаемся каждый день. Когда тренер работал в Китае, каждый день связывались по интернету на несколько часов. Более того, он тренировал нас через Skype.

Как это?

Мы ставили планшет перед сектором. Он смотрел, как метаем, и старался что-то подправить. Хотя между нами была пятичасовая разница во времени. 

Долго это продолжалось?

Игорь Владимирович работал в Китае пять лет. Последние два года работали через Skype. До этого нас тренировала Ольга Цандер, его ученица. Она очень помогла сохранить группу. Выступала скорее в роли мамы, а не тренера. Поначалу Ольга Михайловна снимала наши попытки на видео и отправляла тренеру. Он давал резюме, и мы применяли советы на следующей тренировке. Потом поняли: это слишком долго. Нужно менять что-то сразу на занятии, поэтому перешли в Skype. Полтора года назад Игорь Владимирович вернулся - пошла работа.

Возникали проблемы со связью?

- Постоянно! На выходных особенно: связь была не очень. Хорошо, если пару бросков за тренировку сможет увидеть.

Какие-то конфликты возникали с Игорем Владимировичем?

- Конечно, возникали из-за глупости, неблагодарности, непонимания. Часто ссоры ни к чему хорошему не приводят, но в этих случаях Игорь Владимирович делал все, чтобы я что-то осознала. Делал все для развития. Самая длинная ссора длилась четыре дня. Он начинал со мной разговаривать, когда чувствовал, что я переосмыслила. Без тренера я никто.

Вы часто ездили на сборы в Китай. Какие впечатления?

- Я ездила шесть раз. Три раза летала сама на месяц и трижды с группой на два-три месяца. Потом китайцы приезжали в Беларусь почти на все лето. В Китае очень жарко! У нас прохладнее. Мы от холода ехали к ним в тепло, они с жары отправлялись к нам в холод. Где-то 5-6 месяцев удалось поработать с тренером лично.

Что больше всего запомнилось?

- Китайцы очень приветливые. Выйти в воскресенье в город - муравейник. Хотя мы жили в маленьком по местным меркам Наньчане с населением 5 миллионов. В Китае метро начинают строить, если в городе от 5 миллионов человек. Там белых боготворят. Когда тебя видят, пристально смотрят, просят сфотографироваться. А маленькие дети… Был случай: я ела в столовой, подошла девочка и пять минут на меня смотрела.

А как еда?

- Очень специфическая. Первые две поездки мы все это ели. Потом поняли, что хочется родной еды. Стали покупать продукты и сами готовить. Там все очень острое. После Китая вкусовые рецепторы сбились. В Беларуси остротой уже не удивишь. Мама обжигает язык, а я говорю: «Сладенько» (смеется). В Китае в основном супы состоят из двух ингредиентов. Очень понравился суп с маленькой рыбой тюлькой и яйцом. Много мяса, пасты. А пельмени! Если ты их поел на Новый год, то тебе повезет: будет благополучие, успех. В этом году их кушали (улыбается).

Что еще выделишь?

Там не слышишь русскую речь. Живешь в своем мире и ни на что не распыляешься. Это большущий плюс. Хотя звуков больше: дорожное движение сумасшедшее! Машины ездят по тротуарам. Дорогу переходила с тренером за ручку. Вроде шумно, но ты отдыхаешь. У нас была компания из шести человек. Разговаривали друг с другом, помогали. Очень сплотило.

Были мысли выучить китайский?

Мне бы английский выучить (смеется). Очень хочу, но немножко ленюсь. На соревнованиях все на английском: аэропорт, гостиница, допинг-контроль. А то стоишь, тебе что-то говорят, дай Бог одно слово поймешь. Что уж тут говорить о китайском. Пару слов знаю, считать умею. «Чибуся» - наелся так, что не помещается уже (улыбается). «Чибуди, чибуля, чибуся» - три слова означают одно и то же, но в разной степени. Нас постоянно китайские начальники приглашали в рестораны. В тебя постоянно пихают, а ты говоришь: «Чибуся». Все! Они в восторге. Китайцы очень любят, когда говоришь на их языке. Хоть пару слов. Отвечают: «Халасо-халасо» (смеется).

Какими запомнились китайцы?

- Они не боятся копировать. Сегодня мы делаем одно упражнение - завтра они делают то же самое. Сколько туда ездила, повторяли за нами абсолютно все! Порой нужно делать именно в конкретный день. На следующий будет уже плохо, но они же этого не знают (улыбается). В плане методик китайцы отстают, поэтому приглашают зарубежных специалистов.

Что тренер рассказывал про Китай?

- Игорь Владимирович дал своим китайским подопечным русские имена (смеется). У него были Ира, Ваня, Стас, Дима - и все отлично отзывались (улыбается). Ира, а на китайском Сюсининь, выиграла Юношескую Олимпиаду, на которую я хотела поехать. Она проходила в Китае - хорошая возможность, чтобы увидеться с тренером, но не вышло.

Сильно ли отличается техника у разных спортсменов?

- Отличается. Выделяется советская техника. Игорь Владимирович ездил на сборы, когда там работал Юрий Седых, мировой рекордсмен. Его результат - 86,74 метра - до сих пор никто не может превзойти! Бондарчук, Астапкович, Никулин, Литвинов, Тамм — такой уровень был! В отборах 8-10 человек претендовали на тройку, чтобы поехать на Олимпиаду. Кого ни пусти, все будут в призерах Игр. Техника, методика тогда были на высочайшем уровне. Сейчас, понятно, белорусы, россияне, украинцы и другие отдельно. Когда-то к нам приезжали учиться поляки, теперь наши специалисты ездят в Польшу. Сейчас там самые мощные метатели.

Что самое важное в технике?

- Тренер говорит: «Стой на ногах, гони молот» (улыбается). Все! Это основа биомеханики, физики. Как это сделать - другой вопрос. Нужно подготовить мышцы, голову. Я могу крутиться, как черепаха, но мне надо, чтобы снаряд набрал максимальную скорость.

Как почувствовать молот?

- Нужно много работать. Уважать и любить молот, разговаривать с ним (улыбается). Не уверена, что сейчас хорошо чувствую снаряд. На каждой тренировке все заново! Иногда кажется, что ты никогда и не метала. Очень важен порядок в голове: чуйка, собранность, осознанность.

На Кубке Европы в Словакии ты завоевала серебро.

- Ну как завоевала (смеется). Не люблю рассуждать в сослагательном наклонении. Тогда стала второй, значит, таков уровень. Я довольна, потому что это был первый зарубежный старт, где могла контролировать соревнования. Тренер увидел, над чем нужно работать, чтобы сделать рывок вперед. Это намного важнее, чем второе место! А так, понятное дело, это не лучший результат.

Что конкретно переосмыслили после турнира?

- Поведение на соревнованиях. Поняла, как не перегореть, не поддаться сомнениям, что делать в свободное время. Вышивала, смотрела фильмы - как в обычной жизни. Мое кредо - следовать порывам души. Игорь Владимирович учит этому. На турнире к нему пришло понимание, что нужно делать. Я исполнитель. Хочу стать олимпийской чемпионкой - должна слушать и все выполнять.

Метательница молота необязательно должна быть крупной?

- Конечно! Это стереотип (улыбается). Мне только 21 год. Молот - довольно возрастной вид спорта. Всегда вспоминаю Менькову, Кузенкову и Лысенко - они все рослые и худые. Большой вес не мое, я даже набрать не могу (смеется). Я не очень мощная, поэтому мне нужна скорость.

Удается с другими спортсменами пообщаться на соревнованиях?

- На Кубке Европы меня обыграла россиянка Софья Палкина. Мы вдвоем, не знающие английского, наболтались вдоволь (смеется). В секторе были соперницами, а покидали его - и все пропадало. Даже скрытого негатива к ней не было. Если она первая, то достойна этого. Впервые прочувствовала такое на международном уровне. Думаю, быстрее выучу английский, когда больше начну ездить на соревнования.

Любите читать?

- Да, но не с детства. Ко мне это пришло. Тренер знает, что нужно подкинуть в тот или иной момент. Мне интересны книги, которые могут развить. Романами не увлекаюсь. Сейчас читаю «Звенящие кедры России» Владимира Мегре, серия из девяти книг. Настолько простым языком написано!

Чем еще занимаешься, помимо спорта?

- Думала, что можете спросить. Вот что хочу, то и делаю! Между тренировками не могу лежать. Нужна смена деятельности. Сегодня весь день простою на кухне, завтра буду вышивать, а послезавтра гляну фильм. Иногда сплю между тренировками: 15 минут. Мне достаточно. Еще обожаю кофе!

Часто пьешь?

Чашек пять в день. Дома могу две выпить. А тренировка без кофе не начинается.

Какие планы на год?

Молодежный чемпионат Европы в июле. Туда обязательно нужно ехать. Еще есть летняя Универсиада, но почти те же сроки. Будем смотреть, успею ли. Ну и все. На Европейский играх молота нет. На матч Европа - США я еще не готова. Только четыре человека от Европы. Насчет Олимпиады, конечно, я хочу! Но нельзя все замыкать на Играх. Это как остановка. Важно стать на правильный путь. Там уже будет заработок, друзья, семья. Хочется реализовать потенциал. И оставаться человеком.

***

Текст: Сергей Мельник, СПОРТTIME