БЕЛОРУССКИЙ ТРЕНЕР ПО ЛЁГКОЙ АТЛЕТИКЕ ВИКТОР ПЕНЗИКОВ О ЖИЗНИ И РАБОТЕ В КАТАРЕ

Немыслимая жара, новейшие технологии, огромные деньги… Прошедший в Катаре чемпионат мира по легкой атлетике интриговал уже самим местом проведения. При этом едва ли кто-то точно мог предсказать, что ждет легкоатлетов в Дохе. Виктор Пензиков — мог. На Ближнем Востоке один из сильнейших тренеров Беларуси проработал не один год и о нюансах местного спорта и жизненного уклада рассказать может много. Перед стартом планетарного форума корреспондент издательского дома "Беларусь сегодня" пообщался с наставником, а мы предлагаем вашему вниманию его интервью.

- В те края я попал в конце 1990-х. В Беларуси трудностей хватало, в легкой атлетике спортсменов после УОРа распределяли весьма странным образом, и так вышло, что ребята, которые должны были готовиться со мной, попали к другому тренеру. Настроение было не самым лучшим, а тут вовремя позвонил тренер Валерия Борзова - Борис Войтас. Он к тому моменту уже очень долго работал тренером сперва в Сирии, после - в Саудовской Аравии. Мы с ним не то чтобы близко дружили, но часто встречались на различных конференциях. А здесь он предлагает: «Ищут тренера по метаниям. Поедешь?» Я два дня подумал и согласился. В итоге с контрактом ко мне прямо в Минск приехали - так и оказался в Саудовской Аравии на три года.

А Катар откуда взялся?

- Фактически переманили. В Саудовской Аравии я много ездил по соседним странам, высматривал талантливых спортсменов. В том числе и в Катаре. Познакомился с тренерами: славян там много работает. И вот в 2000-м меня один из тренеров (сам из Туниса, но работал в Катаре) попросил помочь поставить его ученику технику. Там ведь все делается на протекции и знании человека, а мне к тому моменту удалось вывести на неплохие результаты четырех спортсменов, которых местные считали бесперспективными. Неудивительно, что саудиты были категорически против моего «совмещения». Пришлось сказать им, что лечу домой по семейным обстоятельствам, а сам - в Катар.

Они не обиделись на такую хитрость?

- Президентом федерации легкой атлетики Саудовской Аравии на тот момент был принц - один из сыновей местного короля. Человек с огромными возможностями. Иначе мог и не отпустить. После этого пару лет принц этот, когда меня видел, сразу отворачивался. Но потом успокоился: «Виктор, ну когда опять к нам приедешь?»

А с принцем можно вот так легко поговорить?

- Легко, когда он сам пригласит на виллу. Потом, в Катаре, его помощник просил меня посодействовать в решении некоторых вопросов. До сих пор с ними связи сохранились. Звонят иногда, хотя в местной федерации уже два года другой руководитель.

В Катаре было сложно работать?

- Начнем с того, что Катар от Саудовской Аравии сильно отличается. Для большинства жителей Беларуси эти различия не очевидны - пустыня, верблюды, шейхи, но в действительности нюансов много. Прожив шесть лет в Катаре, могу уверенно сказать: лучшей страны для спортивной работы в арабском мире нет. Во-первых, местная федерация практически полностью состоит из людей, в прошлом профессионально занимавшихся спортом. Чемпионы там точно не теряются - всем находят применение. Условия просто отличные. Случайных людей работать не зовут, но тем, кого позвали, обеспечивают идеальные условия.

Что такое идеальные условия по-катарски?

- У меня были сильные ученики, сам я - двукратный рекордсмен СССР, так что отношение было соответствующим. Выделили виллу. Автомобиль. Всей семье купили билеты. Обеспечили проживание. Ну и условия для тренировок. Работаешь с теми спортсменами, которых считаешь перспективными. Все требования, любые сборы - все организуют. Просто показываешь на карте место, где хочешь тренироваться, и тебе устраивают там сбор. Мы, например, несколько лет летали в Южную Африку. Правда, потом нашего лучшего толкателя Халида Халиди не пустили в какое-то заведение, которое оказалось только для белых. Он вспылил, был скандал, и через два дня мы оттуда уехали.

Помнится, хоккейные тренеры, которые работали в ОАЭ, рассказывали, что игрокам поначалу пришлось долго объяснять, что на тренировки нужно ходить регулярно. В Катаре было иначе?

- Там есть те, кто хочет тренироваться, а есть те, кто не хочет. В Беларуси такого нет: в профессиональном спорте только те, кто пытается чего-то достичь. Но при этом, если спортсмен в Катаре верит тренеру, он будет буквально смотреть ему в рот. Никаких споров или заявлений, что кто-то там работает иначе. Я сказал - они делают. О том, чтобы напрямую пойти к руководству федерации с какими-то вопросами, и речи нет. Тренер - центр всей работы и его уважают. Правда, и спрашивают по полной. В Катаре хотят видеть результат. Медали. После каждого турнира ты отчитываешься. Причем серьезно, со всеми выкладками.

Говорят, восточные спортсмены - ребята эмоциональные, могут и вспылить…

- Для спорта это в каком-то смысле даже хорошо. У таких людей повышенная проводимость нервной системы, сигналы от мозга к мышцам быстрее проходят. Это - спортивная одаренность. Но при этом между собой у них всякое случалось. До драк доходило. Бегуны с прыгунами, например, могли сцепиться. Помнится, были у меня двое метателей, у которых с виду отношения ровными были, но при этом друг друга просто люто ненавидели. Они были из разных этнических групп, а в Катаре в этом отношении много всего намешано. В мое время настоящих катарцев в стране было лишь порядка полумиллиона, а приезжих — больше миллиона. При этом «настоящие» арабы никогда не работают, например, в магазинах. Разве что в ювелирных - это считается нормальным. Общественный транспорт в Дохе начал появляться лишь совсем недавно. В мою бытность на автобусах только рабочих на какие-то объекты возили. Сами же катарцы даже на такси не ездят - только на своей машине. При этом о том, сколько автомобиль потребляет топлива, ни у кого можно даже не спрашивать. Они об этом просто не думают: бензин в пять раз дешевле, чем где-либо в мире. 

Вы себя почувствовали там своим?

- Нет, но к славянам и особенно русскоязычным катарцы относятся с уважением. Помнится, ехал на машине и пропустил свой поворот. Три ряда на дороге остановились и махали мне руками: «Давай! Проезжай!» В Катаре, кстати, многие на английском говорят, а вот в Арабских Эмиратах до сих пор тренерам приходится переводчиков искать. 

Говорят, в Катаре жара невыносимая. На предстоящем чемпионате мира по легкой атлетике даже отменили утренние сессии. Там действительно такой ад?

- Днем - да, но темнеет рано. В это время года часам к пяти вечера уже солнце садится. Днем до 40 градусов в тени, вечером - порядка 32. Катарские 30 переносятся легче, чем наши, но при этом там другая влажность и атмосферное давление. В общем, нужно привыкать. Рабочий день - с утра до полудня. Потом перерыв: часов до четырех вечера все просто вымирает. Магазины закрыты, на улицах людей не встретишь. Зато рабочий день до десяти вечера. В это время в местной федерации еще запросто можно было найти любого сотрудника. Спортсменам будет немного легче: на стадионе работают кондиционеры. Во время чемпионата Азии там, правда, нахимичили с настройками, и на арене было градусов 17-18. Холодно. Но на чемпионате мира обещают исправиться.

Катарцы хотят видеть результаты. Стоит ждать от них сюрпризов на домашнем чемпионате мира?

- Надежды у Катара на прыгуна в высоту Мутаза Эссу Баршима и метателя молота Ашрафа Амгада эль Сейфи.

Хоть какие-то проблемы в Катаре есть?

- Нет. Чего точно стоит ждать от чемпионата мира в Катаре - так это организации на высочайшем уровне. Они с большим трудом добились получения права провести у себя этот чемпионат мира и, уверен, сделают все, чтобы никто не остался разочарован. Слышал, кто-то из спортсменов переживал, что на разминочном поле не будет снарядов. Заверяю: будут, как и европейская кухня и удобный транспорт. Впервые в истории чемпионатов мира все участвующие команды будут жить в одном отеле. Новом, построенном по всем возможным канонам комфорта. 

Насколько сложно будет выступать белорусам в тех условиях?

- Если спортсмен подготовлен, думаю, проблем не будет. Тренерский штаб очень грамотно решил ехать в Катар не заранее, а буквально за день до старта. Выступили - и домой. Что касается подготовки, то она могла несколько нарушиться из-за погоды. В последние дни в Беларуси было достаточно холодно, на улице особо не потренируешься. Думаю, в случае неудачи об этом кто-то обязательно потом вспомнит. А чтобы исключить такие нюансы, нужно было не зевать еще весной, когда мы были на сборах в Турции. У нас тогда спрашивали: «Ну что, вы к нам приедете осенью готовиться? Если сейчас не забронируете - потом мест не будет». Так и вышло. Я понимаю: финансовые вопросы всегда сложно решаются. Но теперь это может сказаться. 

А зачем вы вообще сюда вернулись? В Катаре вилла, машины, все складывалось…

- У меня семья, детям нужно было учиться, да и возраст - сами понимаете. Хотя через год после моего возвращения опять звали. В Катаре попробовали работать с несколькими другими тренерами, американца приглашали - не выходит. На юниорском чемпионате мира в Финляндии катарцы ко мне подошли: «Возвращайся!» Я им: «У меня ученик есть. Это все равно что я, только молодой». Отправил в Катар в итоге Леонида Черевко, второй год уже работает. 

Источник: sb.by