ШАГ ВПЕРЕД. НАТАЛЬЯ МИСЮЛЯ О ХОДЬБЕ

Наталья Мисюля – одна из самых интересных спортсменок в истории белорусской спортивной ходьбы. Начав тренироваться в достаточно позднем возрасте, она в 1987 году сумела завоевать золото зимнего чемпионата Европы, установив рекорд соревнований на дистанции, а после – пробиться на Олимпиаду. Сегодня за событиями на трассах она следит со стороны, но оттуда многое удается рассмотреть даже лучше. Сегодня мы вспоминаем события прежних лет и предвкушаем скорый командный чемпионат мира в Минске.

- Следите за нынешними событиями в ходьбе?

- Конечно, и за девушками, и за ребятами. И не только за белорусскими.

- Тогда начнем с главного: в минувшем сезоне белорусская ходьба выступила так, как была способна, или результаты могли быть выше?

- В целом, выступили достойно. Были места и в десятке, и в восьмерке, и в призы мальчики попадали. Если учесть, что речь о предолимпийском сезоне, все выглядит вполне неплохо. Большего, возможно, ждали разве что от чемпионата мира. Там погода не позволила спортсменам показать все, на что они были способны. Сложно, конечно, сказать, на каких местах оказались бы белорусские ходоки в другой ситуации, но хочу заметить, что условия для подготовки сейчас созданы очень хорошие. Команда постоянно на сборах. В то время, когда тренировалась я, было по-другому. Сборы, в основном, проводились в Беларуси, а выезжали мы не так уж часто. Сборов много, и это положительная динамика, что очень радует. Сейчас ходоки много тренируются там, где тепло, в условиях, приближенных к соревновательным. Мы часто ходили в холод. На Нарочи, в «Стайках», «Раубичах». Снег, мороз… А потом едем на соревнования в Мексику. У нас «-5», а там – «+40». Адаптироваться к таким перепадам очень сложно. Так что сейчас созданы все условия, чтобы показывать результаты.

- Ходьба в Беларуси всегда была на достаточно высоком уровне…

- Я помню, как приходилось отбираться на соревнования в мое время. Причем я говорю про внутренний отбор. Было достаточно много сильных спортсменов. Чтобы попасть на международные соревнования, порой приходилось по два-три этапа отсева проходить. Возможно, не все были довольны результатами этих отборов, но конкуренция в любом случае была очень серьезной.

- Где проходили отборы?

- На чемпионате страны. Потом выезжали еще на какие-то международные старты. И все равно, казалось, что все не так, что можно проверить еще раз… Это заставляло постоянно быть в тонусе, работать с удвоенной энергией. У девочек в то время ходила Оля Кардапольцева, Валентина Цыбульская, Лена Рыжова, Лариса Хмельницкая… Каждое имя возьми – серьезный уровень! А нужно отобрать одного-двух человек. Когда Валя Цыбульская завоевала медаль на чемпионате мира, она стала попадать на соревнования без отбора. Мы же боролись за оставшееся место в команде.

- Цыбульская была непререкаемым лидером, или же ее было реально потеснить?

- Непререкаемым лидером она стала после того, как оказалась на пьедестале чемпионата мира. До этого отбиралась вместе со всеми. Все девочки были сильными. Все готовились и соревновались в одинаковых условиях: по снегу, в мороз… Сейчас как вспомню соревнования в Солигорске – ужас: холод, ветер! В Кисловодск или Киргизию и тогда, конечно, ездили. Но в Кисловодске мы обычно оказывались где-то в ноябре, в Киргизии – в декабре, марте. В это время погода там и в Беларуси была приблизительно одинаковая. Да и условия - не чета нынешним.

- Там не менее, в то время в Беларуси была целая плеяда сильных ходочек, а потом наступил период, когда между Ритой Туровой и преследовательницами образовалась настоящая пропасть. Почему так?

- Тогда сложилась такая ситуация, что мы все уже постепенно заканчивали в силу возраста, а за нами ни юниоров, ни молодежи не оказалось. Почему? Для меня это до сих пор вопрос без ответа. Возможно, причина в том, что молодежь попросту не верила, что способна всерьез вмешаться в нашу борьбу между собой. Уровень был слишком высок. А если нет перспективы куда-то отобраться, то и мотивация теряется. Многие заканчивали. Потом ведь, заметьте, и Настя Яцевич начала прогрессировать, и у других девушек интерес появился. Мы тогда очень много стартовали. И на «десятке», и на других дистанциях. Ездили везде, где только было можно. Сейчас же все словно боятся. Понятно, что если ты уже отобрался, ты можешь себя беречь. Но при этом соревновательный опыт также влияет на результаты. Соревнований же в мире проводится очень много.

- А вас туда не отправляли, потому что дорого или были какие-то еще причины?

- Тогда и менеджеров ведь, считай, не было. Сейчас же поиском стартов занимаются специальные люди, как-то договариваются. При этом многие спортсмены попросту отказываются. Почему? Возможно, боятся потом показать плохой результат. Знаете ведь, как бывает: неудачно пройдешь – обязательно найдется кто-то, кто скажет, что, мол, месяц назад ты был на коммерческих стартах, деньги зарабатывал и теперь не можешь нормально выступить. Хотя, взять ребят: по «часу восемнадцать» 20 километров никто у нас уже давно не ходит. Почему? Возможно, из-за отсутствия конкуренции.

- Сегодня много надежд связывают с Никитой Колядой и новым поколением спортсменов…

- Он, конечно, талантливый спортсмен, но приблизиться к результату «час восемнадцать», в ближайшее время, мне кажется, он пока не готов .

- Чего для этого не хватает?

- Возможно, какого-то внутреннего здоровья. Женщины в мире также ходят в районе 1:25, а кто у нас на такие скорости способен? Еще один момент: практически все ребята, которые ходили в районе 1:18, родились не в Минске. Начинали где-то в деревнях. От природы были одаренные, к труду привыкли, да и мотивация куда-то выбиться у них была очень серьезной.

- А вами что двигало?

- Я вообще поздно начала. В 17 лет. Необычная история. Мне нравилось тренироваться, преодолевать себя. Да, процесс сложный, но при этом он доставлял мне удовольствие. И соревноваться любила. Даже если проигрывала, предпочитала сделать из этого какой-то вывод, а не впадать в ступор. Цели выбиться в люди у меня не было, но была другая мотивация. Я была в то время маленькой и толстенькой. Меня постоянно этим задевали. Очень хотелось доказать, что я тоже на многое способна.

- В таких видах, как ходьба или, допустим, марафон, без такого внутреннего «заело» и серьезной цели впереди вообще, наверное, сложно добиться серьезных результатов.

- Безусловно. И у меня такая цель была. До 17 лет я ведь, считай, ничем серьезно не занималась. Даже удостоверения ГТО не было – в школе мне сделали «липовое». Но у нас была очень интересная учительница физкультуры – Дина Фадеевна. Мне очень хотелось быть, как она. С этим «липовым» удостоверением я приехала поступать в Гродно в техникум физкультуры. Хотела на легкую атлетику, но мне сказали, что без разряда – никак. Я быстро переподала документы на лыжи. Благо, училась на пятерки. Пыталась бегать на лыжах, тренировалась у Николая Василевича, который тренировал Регину Балковскую - первого мастера спорта международного класса по спортивной ходьбе в Беларуси. По лыжам я даже в сборную Гродненской области входила, почти до уровня кандидата в мастера спорта добежала. Но это зима, снег… Я всегда не любила холод. Сборы в Новогрудке, помнится, были просто мучением. В итоге, на третий год учебы кто-то из тренеров заметил меня, и с марта я стала тренироваться уже в спортивной ходьбе, у Анатолия Емельяненко и Николая Василевича. За год я выполнила норматив мастера спорта, за два года - норматив мастера спорта международного класса, заняла 4-е место на чемпионате СССР. Так и оказалась в сборной Союза.

- Это говорит о низком уровне конкуренции или вашей уникальности?

- Скорее, о большой мотивации. Плюс природная выносливость. Я могла сделать то, что другие не выдерживали. Мы очень много тренировались. На сборах всегда было две тренировки и зарядка, которая была сродни тренировке, только отличалась по скорости. Я не могу знать в деталях, как сейчас тренируются ребята, но мне кажется, что немного меньше, чем мы в свое время. При этом сейчас много информации можно найти в интернете, в общении друг с другом. Мы же могли слушать только тренера: интернета тогда не было. Да, у нас есть талантливые ходоки, но они не могут сравниться с нашими ребятами, которые ходили в наше время и постоянно показывали результаты мирового уровня: 1.18-1.20. Сейчас спортсмены не часто показывают такие результаты, потому что нет сильной конкуренции, которая была раньше. Такая же ситуация и в женской ходьбе. Возможно, поэтому за 1:18 и не ходят и по 1.28 тоже. Я думаю, что каждый хочет показать достойный результат, но чего-то не хватает. И возможно, каждому не хватает чего-то своего. При этом условия для подготовки, повторюсь, просто идеальные. Мы о таких только мечтать могли.

- В мае Минску предстоит принимать командный чемпионат мира по ходьбе. Хорошо выступить дома на столь крупном турнире – это серьезный стимул для работы?

- Стимул да, но у меня есть сомнения, что наши ходоки завоюют «золото» на всех дистанциях. Возможно, в командном первенстве наша команда поднимется на пьедестал почета, и это будет достойное выступление. Объективно же, у наших ребят нет достаточных результатов, чтобы подняться на высшую ступень пьедестала. А может и стимула не хватает. Я видела, как тренируются спортсмены, например, в Италии. Они готовы были просто на износ работать, чтобы быть на верхней ступеньке пьедестала.

- Сейчас прочитают наши ребята и девчата и скажут: «Мы тут стараемся, а вы…»

- Наверное, стараются и сказать могут, но я не хочу никого обидеть, ведь это мое субъективное мнение. Я ведь не могу залезть к ним в мысли, оценить, что происходит. Могу оценивать лишь со стороны. Например, констатировать, что никто из наших девушек не имеет результат 1:25 на двадцать километров, а девушки из других стран – ходят. И в Минск приедет вся элита спортивной ходьбы. Сейчас очень много сильных спортсменок.

- Но есть ведь еще дистанция в 50 километров…

- С «полтинником» ситуация несколько другая. Там шансов больше, но вопрос пока «подвешен»: будет у девушек вообще эта дистанция или нет на Олимпийских играх? Да, на чемпионате мира эта дистанция будет, а с Олимпиадой пока не известно. Мне такая ситуация не понятна и мне она не очень нравится. Люди готовятся, а им, допустим, за месяц до Игр скажут: «50 километров в расписании не будет». И что дальше? Так быстро переключиться с 50 на 20 километров не получится. За месяц «наскоростить», как хотелось бы, не выйдет.

- А как вы относитесь к женскому «полтиннику»?

- Думаю, для женщин это все же многовато.

- Но марафон ведь девушки бегают. И даже на супермарафонах выступают…

- Марафон – другая история. Там беги хоть прыжками. Как угодно. В ходьбе же нужно за техникой следить. Я бы «полтинник», наверное, не дошла. Более того: даже не согласилась бы. Вспоминаю соревнования на дистанции 20 километров, и то - это не мало. Как пример, Олимпиада в Сиднее: это тоже было не просто. Необходимость поддерживать технику ходьбы на такой длинной дистанции дается не просто. Спортсмен, казалось бы, может и сильнее выступить, но ему дают предупреждение – и психологически идти на пределе возможностей уже гораздо сложнее.

- Сегодня много обсуждают возможность введения в ходьбе электронной системы отслеживания фазы полета. Датчики в кроссовках и прочие подобные моменты. Это может сделать ходьбу объективным видом?

- Вполне возможно. Наверное, это было бы неплохо, хотя всегда найдутся противники нововведений. Потому что, объективно говоря, женщина не может показать результат в районе 1:25 совершенно без фазы полета. Это очень быстро. Вот и выходит, что кто-то «проскочил» и показал супер-результат, а кто-то шел точно так же, но его «зарубили».

- Часто приходилось сталкиваться с такими историями?

- Да, приходилось. Взять хотя бы Олимпиаду в Сиднее. Я тогда два предупреждения получила. После них шла уже с единственной целью просто добраться до финиша. Стала девятой. Сложно сказать, где оказалась бы в иной ситуации, но и седьмое, и восьмое места были очень близки. Наверное, можно было бы побороться, а так идешь и думаешь о том, чтобы не сняли. Или Спартакиада народов СССР. Тогда даже Мария Иткина мне кричала: «Лучше будь второй, чем никакой!» Первой тогда шла россиянка Лена Николаева. Меня тогда никто не знал, а Лена Николаева уже имела авторитет в спорте. Это много значило. Я решила поберечься, ведь Спартакиада - это командные соревнования, нам нужны были очки для команды. Тем более, что после своей «десятки» в ходьбе я еще бежала «десятку» по стадиону. Тогда, кстати, мне совсем немного не хватило, чтобы завоевать зачетные очки.

- Совмещали?

- Да. Мне ведь на каком-то этапе даже предлагали заниматься марафоном, но я решила остаться в ходьбе.

- Ольга Мазуренок сменила ходьбу на марафон и, похоже, не жалеет…

- К марафонцам своеобразное отношение. Их считают немого «завернутыми». В том смысле, что практически все они слишком тщательно следят и за питанием, и за тренировками, и за режимом. Просто фанаты. Наверное, так правильно: иначе с хорошим результатом марафон не пробежишь. В марафоне все важно: и тренировочный процесс, и подготовка питания, ведь если что-то не сложилось с питанием, подвел желудок – и все насмарку. Такая же история, кстати, с дистанцией в 50 километров в ходьбе, как у ребят, так и у девушек.

- При этом марафон гораздо популярнее. Как минимум потому, что бегунов-любителей на улицах полно, а вот желающих пройтись спортивной ходьбой по району не наблюдается.

- Кстати, это только у нас так. Я, бывая в отпуске в разных странах, постоянно обращаю внимание: ходят очень многие. В той же Италии, Испании, Франции. Прямо по набережной, и для них это не чудо. А представьте, чтобы я вечером вышла пройтись спортивной ходьбой по Минску: каждый первый бы пальцем показывал и смотрел, как на диво. Возможно, и это еще одна из причин, почему у нас проблема с поиском резерва и уровнем результатов в ходьбе. Хотя в последние годы, как мне кажется, этот вид спорта стал у нас популярнее.

- Предстоящий чемпионат мира в Минске способен изменить массовое отношение к спортивной ходьбе?

- Здесь есть нюанс. Соревнования, предположу, будут проводиться в удобное для спортсменов время. Вероятнее всего, тот же «полтинник» будет стартовать часов в 8 утра. Не думаю, что в это время будет много болельщиков. Плюс реклама. О проведении минувшего чемпионата страны в центре Минска я, например, узнала за полчала до старта. И то благодаря тому, что муж – тренер. Села на велосипед и успела посмотреть соревнования. А ведь присутствие болельщиков на таком турнире в каком-то смысле даже важнее, чем результаты спортсменов. Хотя в целом впечатления от чемпионата страны остались хорошие. Трасса интересная. Помню, как соревнования проводились в Могилеве. Трасса – две прямые. Ни поворотов, ни рельефа. В Минске разнообразнее. Можно показывать очень хорошие результаты. Разве что с речки может задувать, да и тени нет. В мае погода может быть самая непредсказуемая, от холода до большой жары. Впрочем, все будут в равных условиях. Надеюсь, зрительский интерес к чемпионату мира все же окажется повыше, чем был к чемпионату Беларуси. И должна быть реклама, чтобы пришли зрители, а у наших спортсменов была поддержка.

- У кого из наших ребят максимальные шансы на хорошее выступление? Дмитрий Дюбин? Настя Яцевич?

- А Настя пойдет дистанцию 50 километров? Мне это не известно, потому и планировать сложно. Если Яцевич будет идти «свою» дистанцию, то она может побороться за хороший результат, при условии, что будет серьезно готовиться и не будет травм. Думаю, что и Дюбин может рассчитывать на высокое место и хороший результат, если «все звезды» сойдутся. Удачи всем.