БЕГ НАД БАРЬЕРАМИ. АЛИНА ТАЛАЙ О ТОМ, КАК ТРЕНИРОВАТЬ САМОЙ СЕБЯ И ПЛАНАХ НА ОЛИМПИАДУ
28 ФЕВРАЛЯ 2020
230

Четыре с половиной года назад Алина Талай завоевала бронзовую медаль чемпионата мира по легкой атлетике. Сделала то, что многие считали невозможным: барьерный спринт – традиционно «американский» вид легкой атлетики, и пробиться на мировой пьедестал здесь сродни историческому финишу Юлии Нестеренко на Олимпиаде. На Игры в Рио Алина ехала с похожими амбициями, но в итоге споткнулась о барьер в полуфинале. Неудачным оказался и чемпионат мира в Лондоне… В итоге на финишной прямой к своей третьей Олимпиаде – в Токио – Алина решила взять судьбу в свои руки, отказалась от помощи тренеров и на днях на чемпионате Беларуси в Могилеве завершила один из своих быстрейших зимних сезонов.

- Победить всегда приятно, хотя результат, который я показала, далек от лучшего и, главное, тех параметров, которым я соответствовала на протяжении всего зимнего сезона. Но это понятно. Я почти месяц выступала в Европе, из-за разницы во времени в Могилеве пришлось выходить на старт предварительных забегов в 8 утра по европейскому времени… Я, фактически, еще спала.

- Но сезоном ведь довольна? Твоего возвращения на дорожку после травм и операций все ждали с нетерпением…

- Довольна. Тем более, что сейчас я тренирую сама себя. Сама составляю планы подготовки, сама вывожу себя на пик формы. Предполагала набрать максимальную скорость к чемпионату мира в помещении, но так как его отменили… Бежать в районе 7.85 нужно было еще недели две назад, но в итоге сейчас, на чемпионате Беларуси, у меня медленнее восьми секунд. Непонятный сезон получился, но мой лучший результат нынешней зимой – 7.87 – лишь на 0,02 секунды уступает моему личному рекорду на 60 метрах с барьерами. Это шестой результат в мире. На всех официальных стартах я оказывалась в тройке лидеров, обыгрывала чемпионку мира…

- Давно ты сама себе тренер?

- Второй год. Показанный в минувшем сезоне результат 12.41 – это уже мое собственное достижение и как спортсменки, и как тренера. Зимой тогда, правда, хороших результатов не получилось показать из-за перелома, так что нынешние 7.87 – это также мой лучший результат, как тренера. Это говорит о том, что программа, по которой я сейчас тренируюсь, работает.

- Эта программа – твоя собственная разработка или «компиляция» опыта сотрудничества с предыдущими специалистами?

- Есть мой личный опыт, есть знания, которые я получила в университете, изучая методику. Важную роль играет и опыт, который я получила, работая и с белорусскими, и с иностранными тренерами.

- У тебя были достаточно сильные учителя – Виктор Мясников, Филипп Унфрид, Лорен Сигрейв… Почему никто из них в итоге не подошел?

- Дело не в том, что они не подошли. Просто в какой-то момент мне надоело кататься по заграницам. Это достаточно тяжелая жизнь…

- В Австрии тебе, вроде, нравилось.

- Нравилось, но мы несколько не сошлись характерами с тренером. Не нашли общий язык с Филиппом Унфридом, разошлись во взглядах на перспективу и будущие результаты. В итоге решили прекратить сотрудничество.

- Но это был очень успешный период, и медаль чемпионата мира ты завоевала под его руководством…

- Да, но когда ты долго общаешься с тренером, начинаешь строить планы на сезон…В общем, во взглядах мы разошлись. Пришлось расставаться. Потом тренировалась в США, но там своя специфика. Это сложно объяснить тем, кто не путешествует такое количество времени. Одно время приехать куда-нибудь на две-три недели на тренировочный сбор и совсем другое жить «там» месяцами, изредка заглядывая домой. Это тяжело. Возможно, кого-то это бы устроило, но для меня последние пять лет оказались очень тяжелыми из-за всех этих переездов. Ты – нигде, твой дом – нигде. К тому же с последним тренером – Лореном Сигрейвом, у нас также не очень удачно сложилась работа с точки зрения результата. В итоге я решила, что мне не стоит ни на кого надеяться, и если я совершу ошибку – это будет только моя ошибка. Это лучше, чем надеяться на тренера, а после разочаровываться в результате.

- Тренировать кого-то и тренировать себя – разные вещи. Как минимум, с точки зрения требований к самодисциплине…

— С этим как раз проблем у меня нет. Я профессиональная спортсменка, уже 10 лет выступаю на высоком мировом уровне, так что организовать себя я умею хорошо. У меня проблема скорее с тем, чтобы вовремя остановиться. Для этого со мной работает наша бывшая барьеристка, а сейчас старший тренер по спринту Женя Володько. И планы подкорректировать может, и посоветовать. Но, что также очень важно, она может в определенный момент сказать: «Все, этого достаточно!» Эта помощь для меня очень важна!

- Помню, как ты расстроилась после прошлогоднего чемпионата страны, когда поняла, что не можешь выйти на свои лучшие скорости. Такой расстроенной Алину Талай видели, наверное, лишь после Олимпиады в Рио.

 

- У меня был перелом, и три месяца я провела на костылях. Но при этом, как любой спортсмен, рвалась на дорожку, хотела бежать. Наверное, в этом была ошибка. Мне очень хотелось поехать на зимний чемпионат Европы, казалось, что я успею восстановиться, но после перелома сделать это очень непросто. Ведь в моем случае мало, чтобы кость срослась. После использования костылей связки и мышцы становятся очень слабыми, и давать такую же нагрузку, как обычно, просто нельзя. Ты не можешь бежать – нога просто не работает так, как нужно. В итоге случилось воспаление связок, которое проходит около двух месяцев. Легкая атлетика - очень жесткий вид спорта. Если бы я играла в футбол – было бы проще восстановиться, а в моем виде нужна очень «жесткая», активная стопа. На чемпионат Беларуси я выходила с намерением сделать шаг и убедиться, что я полностью вернулась после травмы. Но готовиться к нему я начала лишь за месяц, и хорошего результата не получилось…

- В прошлом году ты много времени восстанавливалась в Бельгии.

- Без этого я бы, наверное, до сих пор не вернулась бы на дорожку. Там физиотерапевты начинают работать буквально через пару дней после операции. Ты делаешь упражнения, разрабатываешь связки. Каждый день по два-три часа. Без этого все очень быстро атрофируется.

- С какими мыслями следила за чемпионатом мира в Катаре?

- Смотрела все забеги, знаю результаты и здорово, что барьерный бег сейчас вышел на такой феноменальный уровень. Победившая в Дохе Ниа Али показала результат 12,34 секунды! Учитывая, что мой результат в районе 12.41, а завоевавшая серебро Кендра Харрисон показала 12.46, мне очень хотелось там оказаться.

 

- Согласна, что барьерный спринт сегодня стал даже зрелищнее «гладких» дистанций? Там и Сергей Шубенков, и Омар Маклеод из Ямайки, и Орландо Ортега с Паскалем Мартино-Лагардом…

- К тому же барьеры - даже более зрелищный и непредсказуемый вид по сравнению с «обычным» спринтом. В спринте, если есть лидер сезона, можно с большой долей вероятности полагать, что и на чемпионате мира у него получится что-то серьезное. А в барьерах, вспомните, как в Дохе Маклеод зацепил Ортегу! По сезону лидировала Даниэль Вильямс, а в Катаре ей досталась только бронза. Здесь ты никогда не знаешь, как сложится забег, и барьерный спринт на сегодняшний день, определенно, самый зрелищный вид легкой атлетики. Поэтому, кстати, мне сейчас будет вдвойне приятно вернуться на дорожку, пробежать на Олимпиаде и побороться за самые высокие места.

- После Рио у тебя остались мысли о реванше?

- Думаю, в Токио будет уже новая история, и мне бы, конечно, очень хотелось бы реализоваться. К двум предыдущим Олимпиадам я подходила с отличными результатами, и каждый раз останавливалась в шаге от финала. Естественно, это бьет по самолюбию. Хоть и стараешься забыть об этих неудачах, они все равно где-то глубоко в тебе сидят. Было очень обидно получить травму, которая, фактически, отняла у меня два сезона. Я хотела и приехать на чемпионат Европы в Берлин, чтобы обновить национальный рекорд, и занять достойное место на чемпионате мира в Дохе. Теперь – в планах Токио. Главное, чтобы было все в порядке со здоровьем.

- Есть ощущение, что теперь ты полностью готова?

- Где-то месяца два назад я почувствовала, что вошла в ту форму, которая была у меня до того перелома. Еще осенью у меня были болезненные ощущения, но теперь все стало на места. Надеюсь, что подготовка будет гладкой.

- Алина-тренер уже спланировала ее?

- У каждого спортсмена своя история подготовки к главным стартам. Взять Ивана Тихона – он может провести один старт и потом готовиться к Олимпиаде. Для меня это не подходит. Лучше поездить по международным стартам, где можно оказаться в компании сильных соперниц. Я не буду очень уж усердствовать, но несколько стартов в олимпийском сезоне все же сделаю, чтобы прочувствовать, на что готовы другие девушки. Дней за 10 до Игр отправимся в Токио. Разница во времени – порядка семи часов, нужно привыкнуть. Но учитывая, что медаль чемпионата мира я завоевала в Азии, этот регион можно считать для меня удачным.

Дмитрий Комашко

Источник: sb.by

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ