ДИНАМОВЕЦ. ВЛАДИМИР КАЛЕЦКИЙ О ЛЕГКОЙ АТЛЕТИКЕ И ПУТИ В СПОРТЕ
16 ФЕВРАЛЯ 2020
333

В январе Владимиру Калецкому исполнилось 70 лет. Серьезный возраст, большая часть которого неразрывно связана со спортом, БФСО «Динамо» и легкой атлетикой. Сам успев поучаствовать в соревнованиях, долгое время Владимир Николаевич возглавлял атлетическое направление в БФСО «Динамо», получил высшую награду общества «Почетный динамовец». На это время пришелся «золотой период» в истории Королевы спорта, и перед глазами тренера и судьи прошли все те, кого сегодня принято считать звездами белорусского спорта.

- Для меня легкая атлетика началась только в армии. Раньше не до спорта было. Я родился в деревне Майзарово Червенского района. Семья большая – шестеро детей. Отец – фронтовик, в 1954 году умер. Чтобы помочь маме, мы работали с самых юных лет. Я знал и что такое, голод, и что такое холод… В Политехнический институт я не прошел по конкурсу. Что там можно было выучить в сельской школе, занятия в которой постоянно пропускал то из-за посевной, то из-за уборочной… В армии служил в ракетных войсках стратегического назначения, дослужился до старшины батареи. Там начальник физподготовки полка мне и предложил: «Ты неплохо на зарядке бегаешь – давай выступишь на первенстве полка!» В итоге бежали мы 3000 метров в сапогах, я победил. Отправили на соревнования дивизии… Взяли на сбор, начались тренировки. Я в итоге вторым прибежал – уступил только Жене Евсюкову. Он потом в спортивной ходьбе медали на чемпионатах мира и Европы брал. Так и втянулся. Попал в спортивную роту, тренировался, через полгода выполнил первый разряд. Но о каких-то запредельных результатах мечтать было уже сложно: я ведь бегать-то начал в 17 лет! Но судьба свела с Александром Агрызкиным. С его группой я выполнил норматив кандидата в мастера спорта по марафону. Это и стало пиком моей спортивной карьеры. Дальше началась тренерская, и она оказалась более долгой и успешной. В 1993 году я получил из рук первого министра спорта Беларуси Владимира Рыженкова удостоверение и значок заслуженного тренера Беларуси.

- Сами решили тренировать?

- Еще когда бегал. Как только появилась возможность, поступил в Республиканскую школу тренеров, пошел работать в Минский областной Совет «Динамо» методистом. Потом набрал группу детей. Работал с утра до ночи. Перед глазами были примеры того же Агрызкина и его коллег. Понимал, сколько нужно работать, чтобы добиться результатов. Через пять лет мой ученик – Виктор Пастушенок - выполнил норматив мастера спорта. Появились и другие толковые ребята. Сейчас, кстати, глядя на нынешних тренеров и детей, поражаюсь отличиям в отношении к легкой атлетике и своему месту в ней. Меня же на каком-то этапе жизнь связала с Марией Иткиной.

- Не последний человек в белорусском спорте…

- Она тогда была старшим тренером общества «Динамо». Она перевела меня в республиканскую организацию БФСО, сделала, фактически, своим помощником. Первым заместителем председателя «Динамо» тогда был Валентин Королевич. Тоже очень много сделал для белорусского спорта, каждого спортсмена и тренера знал лично. Но Иткина очень многому меня научила, дала путевку в жизнь. Например, объяснила и показала, что главный в легкой атлетике, как и в любом другом виде спорта, - тренер. Вокруг него все вертится, и хорошие спортсмены появляются и вырастают благодаря наставникам. Сегодня, кстати, здесь все перевернулось. Когда спортсмены получили возможность зарабатывать, выступать на коммерческих стартах, отношения между ними и тренерами изменились до неузнаваемости. Да, есть исключения. Но сколько примеров обмана, утаивания заработков. К тренерам сейчас многие относятся, как к обслуге. При этом все отношения по-прежнему строятся на честном слове – не слышал, чтобы у кого-то с тренером в Беларуси был договор. А люди стали другими. Стараются не идти рядом, а использовать друг друга.

- Чем вы занимались в БФСО?

- Первым делом бросились искать спортсменов. По всему Союзу. Я, фактически, оказался у истоков развития «динамовской» легкой атлетики. До этого она была только «армейская». Мы же пригласили из Краснодара Мечислава Овсяника. Он привез Эллину Звереву – тогда она была Кишеева. Потом – Наталью Шиколенко, Виктора Бочина. Пригласили Виктора Пензикова, который сперва выступал сам, а после начал тренировать. Так, цепляясь один за другой, стали появляться результаты.

- Развал СССР сказался на работе всей спортивной отрасли…

- Конечно, нас он также затронул. Во времена СССР белорусская школа легкой атлетики занимала одно из ведущих мест. После 1991 года главной задачей стало готовить своих спортсменов, но для нас это было привычным делом. Почти каждый год на союзных соревнованиях мелькали воспитанники белорусской школы: Ромуальд Клим, Михаил Кривоносов, Евгений Гавриленко, Виктор Мясников… Очень сильными были юношеская и юниорская команды. Уже после распада СССР зажглись звезды Владимира Дубровщика, Янины Карольчик, Ивана Тихона, Надежды Остапчук, Андрея Кравченко, Натальи и Андрея Михневичей, Вадима Девятовского, Натальи Сазанович, Юлии Нестеренко... Каждого из них отличали не только выдающиеся спортивные данные, но и человеческие качества. Иначе приносить медали чемпионатов мира невозможно.

- Чемпионаты мира в легкой атлетике также начали проводить в бытность вашей работы…

- Да, в IAAF было очень консервативной руководство, которое долгое время вообще считало, что женщины не способны бежать больше 800 метров. Потом к счастью, «шлюз» открыли, и сегодня девушки выступают наравне с мужчинами: появились и женский шест, и женский молот, чего раньше не было.

- Расцвет белорусской атлетики пришелся на 2000-е годы...

- Да, кульминацией стала Олимпиада в Пекине. «Динамовцы» завоевали 6 медалей, одну – представлявшая армейский спорт Оксана Менькова. До этого еще был чемпионат мира в Париже, «Европа» в Гетеборге.

Думаю, очень большую роль в этом прорыве сыграл приход Александра Рудских. Это был очень грамотный, «тонкий» специалист в легкой атлетике. Понимал и чувствовал любую ситуацию. При этом, будучи очень коммуникабельным, мог «зажечь» любого спортсмена или тренера. Доверял, помогал и верил.

Это еще одно свидетельство того, что в спорте главенствующую роль во все времена играли личности. Такая же история приблизительно в тот же период времени происходила в «Динамо» с приходом Юрия Бородича. Он тоже беззаветно любил спорт и сделал очень много для его развития. Давал карт-бланш старшим тренерам, старался решить любые проблемы, и мы платили ему фантастической самоотдачей. Потом эти личности ушли, и в легкой атлетике на какое-то время наступил период безвременья, результаты упали, спортсмены словно перестали в себя верить. Да, не последнюю роль здесь сыграли и допинговые скандалы, но объединить, взять ситуацию под контроль оказалось просто некому.

- В последнее время результаты у белорусских спортсменов стали гораздо лучше, на чемпионате Европы в Берлине мы и вовсе установили рекорд по количеству наград…

- И здесь мы вновь возвращаемся к роли личности. Благодаря приходу Вадима Девятовского, белорусскую атлетику удалось, фактически, полностью «перезагрузить». Он сам из спорта, знает все тонкости и, действительно, хочет что-то изменить. Знает, где нужно помочь, что усилить. Результаты мы видим. Что особенно радует: появилось много молодых спортсменов. Это очень амбициозные, честолюбивые ребята, и количество рано или поздно просто должно перерасти в качество. Да уже сейчас посмотрите на ту же экипировку: даже молодежь обеспечена всем необходимым – только работай!

- Вы сейчас работаете?

- Являясь судьей высшей национальной категории, работаю на соревнованиях: от республиканского до городского уровня. Хочу быть частью этого процесса, учить молодежь правилам соревнований, поведению на стадионе, отношениям друг к другу. Из тех турниров, на которых довелось работать, больше всего запомнился недавний Матч Европа-США. Мне кажется, проведение в Беларуси такого турнира – своего рода лакмусовая бумажка, позволяющая оценить уровень, на который поднялась наша легкая атлетика. И, к слову, мы провели этот турнир без единого нарекания как к организации, так и к судейству! Этого много значит!

- Вы ведь застали и матч СССР-США на «Динамо»…

- Да, и эти два события во многом похожи. Я тогда не судил, но присутствовал на стадионе. Это было очень масштабное событие. Более того: сборная США привезла в Минск почти всех своих лидеров. Эти матчи были очень политизированы, и победить в них было делом принципа. Сейчас ситуация несколько иная, но все равно на «Динамо» мы увидели многих сильных спортсменов. В США человек 50 бегут 100 метров в районе 10 секунд – там даже вторые номера большинство соперников оставят за спиной. Во время матча СССР-США два дня трибуны были забиты до отказа. Сейчас также пришло очень много людей, и я, окунувшись в эту атмосферу, словно вернулся в ту эпоху. Интересная штука – история: видишь, как может поворачиваться и возвращаться!

- А II Европейские игры: как вам новый формат?

- Необычный. Я понимаю, что Международная и Европейская федерации легкой атлетики ищут новые пути и решения. Но пока это в большой степени был эксперимент. Шоу. Со временем это может вырасти во что-то серьезное и интересное, но пока слишком новое. Лично мне пока ближе классическая легкая атлетика.

- Вы видели восхождение практически всех звезд белорусской легкой атлетики. Глядя на нынешнее поколение. Можете выделить кого-то, у кого есть наибольшие шансы повторить их путь?

- Мне сложно кого-то выделять. Во-первых, талантливых спортсменов сейчас очень много, и эта критическая масса рано или поздно прорвет и порадует нас медалями. Перечислять можно очень многих. Но лично мне очень импонирует Максим Недосеков. У него уникальный характер. Мы не раз общались, он расспрашивал меня. Уже это характеризует его с очень хорошей стороны: он всем интересуется и не боится узнавать что-то новое.

При этом в нем чувствуется спокойствие и уверенность. Это выделяет его на фоне всех других спортсменов. Словно он на голову выше остальных. Мотивирован. Заряжен. Но при этом выступает расслабленно и отрешенно. Спокоен, но в нужный момент может собраться и показать результат. Если проводить параллели, то на ум первым делом приходит Иван Тихон. Он тоже, будучи совершенно спокойным человеком, не раз в последней попытке спасал, казалось бы, уже совершенно безнадежную ситуацию. Уникальный спортсмен! Или вот еще один показательный пример – метатель копья Владимир Сасимович. Он всегда в секторе был таким заряженным и мотивированным, что его все боялись. В итоге делал настоящие чудеса. Сейчас сколько сужу соревнований – таких ребят пока не вижу.

- Нынешняя легкая атлетика сильно отличается от той, с которой начинался ваш путь в спорте?

- Отличалась и сильно. Я, например, застал время, когда все бегали по гаревой дорожке в шиповках с длинными шипами. И получить такие шиповки было большой удачей! Большинство бегали в кедах. Сегодня даже дети экипированы с иголочки! Я помню времена, когда на чемпионате СССР 18 метателей копья соревновались с одним копьем. Один делал попытку, следующий стоял и ждал, пока копье найдут в поле и принесут. Одно копье в стране было! Сегодня у любого спортсмена уровня мастера спорта этих копий охапка.

Прыгуны в высоту приземлялись в яму с песком. А шесты! Они ведь были или бамбуковые, или алюминиевые. Не гнулись вообще. Помню, Владимир Булатов на стадионе «Динамо» выступал. Я подхожу и спрашиваю: «Как вы их гнете?» А он мне: «Как его согнешь – он алюминиевые! Мы сами гнемся». И при этом с такими вот шестами брали 4,30! А какие стали барьеры и снаряды! Одежда, обувь… Когда начали проводит по две тренировки в день, у нас целая проблема была: костюм-то один. Утром он промокнет, особенно если еще и под дождь попадешь, и вечером надеть на тренировку уже нечего. Я сидел и гладил утюгом, чтобы высушить. А сейчас – на любую погоду и любой вкус. Казалось бы, результаты в таких условиях должны быть космическими, но они зависят и от мотивации. В легкой атлетике, как и в любом спорте, решают характер и воспитание. А сегодня все хотят сразу стать великими и богатыми. А нужно выходить, и каждый день с утра до вечера работать.

- Нынешние результаты наших спортсменов могут изменить отношение?

- Я в это верю. Когда в Афинах Юлия Нестеренко стала чемпионкой, наши «динамовские» школы года 2-3 буквально не справлялись с количеством желающих заниматься. Все хотели быть, как Нестеренко. Один человек может изменить все, и поэтому людей нужно ценить в первую очередь.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ