Легенда. Инопланетянин из Парижа

Ирландец Джон Лейн 140 лет назад прыгнул в длину за семь метров. На рубеже ХIX и XX столетий Мейер Принстейн улетел на 7,50. Восьмиметровый рубеж, казавшийся полетом на Луну, в 1935-м перекрыл великий Джесси Оуэнс. Его рекорд простоял 25 лет.

Семилетняя дуэль Ральфа Бостона и Игоря Тер-Ованесяна привела к 8,35. А потом Боб Бимон на мексиканской Олимпиаде запрыгнул на 8,90! Это фантастическое достижение безуспешно атаковал Карл Льюис. А ближе всех к нему подобрался 22-летний армянский прыгун Роберт ЭММИЯН. 22 мая 1987 года в Цахкадзоре (Армения), на высоте 1750 м над уровнем моря, он улетел на 8 м 86 см! С тех пор эти цифры служат маяком прыгунам Старого Света. Кроме того, этот показатель — неофициальное высшее достижение для белокожих атлетов. Дальше летали лишь Майк Пауэлл (8,95), Карл Льюис (8,91) и Бимон.
Председатель БФЛА Вадим Девятовский пригласил рекордсмена Европы на чемпионат Беларуси в Гродно и организовал его встречу с журналистами и тренерами. Сотрудники БФЛА и руководитель пресс-центра Наталья Аплевич создали представителям СМИ практически идеальные условия для работы. Благодаря содействию Девятовского корреспондент “ПБ” дополнил впечатления от мастер-класса Эммияна эксклюзивной беседой с великим прыгуном.
Стоит напомнить, что Роберт — трехкратный чемпион Европы, вице-чемпион мира-1987. Сейчас он живет во Франции и является президентом Армянской федерации легкой атлетики.

Беларусь

С вашей страной у меня связаны самые теплые воспоминания. В середине 80-х перед каждым топ-турниром я в составе сборной Советского Союза тренировался в Стайках. Здесь меня окружала теплая атмосфера и были очень хорошие условия для подготовки. Сейчас нас связывают тесные отношения с Белорусской федерацией легкой атлетики и ее председателем Девятовским. Вадим — великий атлет и пользуется авторитетом в Европейской атлетической ассоциации. Недавно делегация БФЛА находилась во Франции. Девятовский подписал важный договор о сотрудничестве с президентом французской федерации Бернаром Амсалемом. Когда Вадим пригласил меня приехать на чемпионат в Гродно, с удовольствием согласился.
Здесь замечательный спортивный комплекс, на котором можно проводить турниры европейского масштаба. Организация чемпионата великолепна, уровень международный. С радостью принимал участие в церемониях награждения ваших лучших прыгунов. В прыжках в длину показаны очень хорошие результаты у мужчин и женщин. Для них это не предел. Будь соревнования вечером, они наверняка прибавили бы к показанным достижениям еще по 20-30 сантиметров. Приглашу вашего лучшего прыгуна на мой турнир, который провожу в Ереване уже 14 лет.

Армения

В Цахкадзоре сохранилась прекрасная спортивная база, на которой в прежние времена готовились сборные Советского Союза по многим видам спорта. И сейчас туда приезжают спортсмены разных стран, в том числе из Беларуси. Одна беда — в моей стране нет современного стадиона для соревнований, такого, как, например, в Гродно. Это связано с экономическими трудностями. Международные соревнования на мои призы проводятся только по прыжкам в длину. Хотелось бы — по всей легкоатлетической программе.
Пять лет возглавляю Армянскую федерацию легкой атлетики. Постоянно на связи через Skype и Viber с нашими спортсменами и тренерами. Счастлив, что удалось организовать сбор во Франции для 15 лучших наших атлетов перед чемпионатом мира. Несмотря на многие проблемы, у нас вырос замечательный прыгун тройным Левон Оганесян, выигравший два года назад в Риети юниорский чемпионат Европы с результатом 16,38. Часто летаю в Армению, чтобы видеть ситуацию своими глазами, привезти туда экипировку, инвентарь и встретиться с близкими. В родном Ленинакане живут брат и сестра. У них семьи, растут дети, все в порядке. После Гродно лечу в Тбилиси: меня пригласили на Европейский юношеский фестиваль легкой атлетики, а оттуда — на родину.

Франция

Хотя уже 23 года живу в Париже, у меня армянский паспорт. А у моей жены (она местная армянка) и детей — французские. Во Франции большая армянская диаспора, здесь мой тренер Мкртыч Карапетян, он по-прежнему воспитывает легкоатлетов.
Являюсь советником президента Французской федерации легкой атлетики Амсалема, а также с удовольствием работаю с детьми и юношами. Кроме того, консультирую ведущих французских прыгунов в длину: чемпионку мира и Европы Элоиз Лесьер и Кафетьена Гомиса. Недавно на командном чемпионате континента в Чебоксарах Гомис показал такой же результат, как и россиянин Александр Меньков — 8,26, но уступил первенство по попыткам.
В среде французских тренеров иногда прослеживается зависть к успехам коллег. Говорю им: вы не должны завидовать друг другу, это плохо отражается на результатах ваших питомцев. В последние годы они поняли, что надо работать вместе. И ситуация стала выправляться, на последнем чемпионате Европы французы завоевали 23 медали.
Много времени уделяю поддержанию хорошей спортивной формы. Это очень важно! Не позволяю себе появиться перед учениками несобранным или неаккуратным. В свободное время плаваю, играю в теннис, занимаюсь фитнесом, очень люблю ходить в горы.

Катар

В 2000-м уехал работать в Катар на шесть месяцев, а остался на девять лет. Рядом со мной трудились белорусские специалисты Валерий Бунин, Владимир Гончаренко, Виктор Пензиков. Мы жили одной семьей, собирались после работы едва ли не каждый день, отдыхали, обменивались опытом, впечатлениями. Поэтому здесь, в Гродно, с удовольствием встретился с ними.
Арабские спортсмены в большинстве своем лентяи. В материальном плане им не к чему стремиться. Однако, замечу, большой плюс был в том, что они нам доверяли и неукоснительно выполняли наши требования. Когда мой ученик стал чемпионом мира среди юниоров, мне предоставили возможность его наградить. Парень плакал от счастья и сказал, что все богатства и автомобили, которыми он владеет, не стоят этих счастливых минут.

Землетрясение и Льюис

Землетрясение 1988 года убило моего отца. Во время толчков он находился дома. Маме повезло, она в это время ждала автобуса на остановке, в 140 метрах от нашего дома. И меня бог уберег: днем раньше уехал на учебно-тренировочный сбор в Москву. Погибло много друзей и знакомых. Это было очень трудное время. Жить было негде. Мы с мамой три года обитали в гостинице. Но раскисать нельзя. Говорил себе: Роберт — ты сильный, а сейчас нужно быть сильным вдвойне. Нужно помогать перенести горе матери и родным.
Вскоре меня пригласил к себе Карл Льюис, мой соперник и друг. На чемпионате мира 1987 года он выиграл прыжком на 8,67, а я был вторым — 8,53. В семье Льюиса провел около полутора месяцев, вместе тренировались под руководством его наставника Тома Телльеза. Карл — девятикратный олимпийский чемпион. Он был признан лучшим атлетом ХХ века! Мы и сейчас поддерживаем с ним отношения. Последний раз виделись год назад на соревнованиях в Юджине. По-моему, он понемногу начинает тренировать. И Телльез по-прежнему работает.

Карьера

Мне 50 лет, 40 из них отдал легкой атлетике. Считаю самым большим достижением, что за годы занятий спортом у меня не было ни одной серьезной травмы. Благодарен за это учителям, прежде всего Мкртычу Карапетяну, у которого занимался с 10 лет и до окончания карьеры. Мне не раз предлагали сменить тренера, но я его не предал. Карапетян научил меня правильно ходить, работать руками, правильно двигаться, тренироваться и соревноваться. У меня было 11-13 тренировок в неделю. 70-80 процентов тренировочной работы приходилось на разминку и подводящие упражнения. Прыжки будто подавались на десерт. Каждое утро обязательно делал упражнения для стоп, коленей, бедер, чтобы включить их в работу.
Много пил, но не воду, а молоко. В Стайках ребята договорились и приносили мне ежедневно свежее прямо с фермы. А еще ежедневно ел мед и орехи.
Соревнования воспринимал как праздник. На всю жизнь запомнил, как в Артеке мне вручали призы великие спортсмены Виктор Санеев, Людмила Кондратьева, Игорь Тер-Ованесян.
Никогда не ставил себе целью победить. Для меня важно было выполнить все, чему научился на тренировках: настроиться, правильно разбежаться, оттолкнуться, приземлиться. Тогда можно было сказать себе: сделал все, что мог. Видимо, поэтому на протяжении 15 лет я прыгал за восемь метров. Это тоже большое достижение.
Помню, однажды Игорь Тер-Ованесян, тогда старший тренер сборной СССР устроил мне тест — 10 прыжков. И каждый раз я улетал за восемь метров. Изумленный Тер сказал Карапетяну: “Миша, это инопланетянин!” Советы Тер-Ованесяна, Мартьянова, Воинова помогли мне стать прыгуном международного класса.
Если молодой человек хочет достичь высот в большом спорте, он должен соблюдать режим тренировок, сна и отдыха. Если после напряженной работы люди сидят полночи в интернете, у них ничего серьезного не получится.

Мой рекорд

Был бы счастлив, если бы появился атлет, который его побьет. 28 лет — это уже много. Мне нравилось, как прыгает немец Себастьян Байер. Казалось, при правильной работе он сумеет достичь цели. Но парень увлекся коммерческими стартами и потерял готовность. Прыжок на девять метров — прежде всего психологическая проблема. Помню, перед рекордным полетом сделал очень хорошую серию на 8,50-8,60 на тренировке. А когда летел, опасался, что приземлюсь не в яму с песком, а за ее пределом. Это можно увидеть на видео в YouTube.

Борис Тасман

Источник