ВЛАДИМИР ПОДОЛЯКО: БЫТЬ ЖАДНЫМ ДО ЛЮБИМОГО ДЕЛА!
03 ИЮЛЯ 2020
813


Прежде всего, я позволю себе перенестись в август 2015 года, когда в Пекине на знаменитом ещё с олимпийских времён стадионе «Птичье гнездо» проходил чемпионат мира по лёгкой атлетике.

Кстати, не пустой для белорусской команды топ-турнир, увенчавшийся двумя сенсационными медалями. Марина Арзамасова в отличном стиле выиграла «золото» на дистанции 800 метров, что многими оказалось, воспринято в качестве сюрприза. Белоруску, конечно, считали претенденткой на награду, но, чтобы высшей пробы - нет!

И, конечно, «бронза» Алины Талай, которую спринтер вырвала на барьерной «сотне». Учитывая уровень тамошней конкуренции с доминированием темнокожих бегуний, очень большая неожиданность, поразившая журналистский пресс-центр.

Но случилось в Пекине ещё одно событие, которое мне по-настоящему памятно. В один из дней чемпионата мира какой-то спонсор ИААФ решил устроить «паста-пати», пригласив отобедать в паузе между утренней и вечерней соревновательными сессиями, всех аккредитованных персоналий. Ради неформального общения с бокалом вина в руках и дегустации итальянского угощения, имеющего китайское происхождение.

Кстати, ошибается тот, кто думает, что на таких мероприятиях сплошь и рядом разносолы. Если объявили пасту, то, конечно макароны ты получишь. Вкупе с разными соусами и тёртым сыром. Но не более того. А учитывая, что пасту дяди в белых колпаках ещё и отваривали строго в рамках классики Апеннин «альденте» - для нас сыровато и жестковато, то особенно сытным обед не стал. Как можно без мяса и рыбы, не понимаю…

Но обед запомнился другим обстоятельством: организаторы не обманули! Помимо макарон и соусов было ещё и неформальное общение, которым никто не чурался. Включая и совсем свеженького, как раз испеченного президента ИААФ Коэ. Он и был-то, избран в те пекинские дни.


Пэр и барон. Фигура знаковая для всей Британии. Двукратный олимпийский чемпион в беге на 1500 метров. Кумир моего болельщицкого детства, чьи финишные спурты до сих пор стоят перед глазами.

Конечно, я бы с радостью сообщил вам, как проболтал «вась-вась» с сэром Себастьяном добрых полчаса, причём Коэ столь увлёкся общением, что совершенно позабыл о макаронах, которые простыли и сталь «альденте»-несъедобными. Но свидетелей, увы, полно, поэтому заниматься сочинительством тщеславной легенды не имеет смысла.

Коэ чокнулся бокалами красного сухого и уделил мне секунд 20. Но, поверьте, и этого довольно для гордости. Я сказал ему: «Как жаль, что вы - мировой рекордсмен, не выиграли на Олимпиадах «золото» на 800 метрах!» Коэ грустно улыбнулся: «Поверьте, я тоже сожалею. Но это самая тяжёлая дистанция во всей атлетике!»

Вот и весь «вась-вась», который, тем не менее, греет душу, как и последующие события, включая победу Арзамасовой в беге «на два круга», что состоялась уже после «исторической дегустации». Но дороги мне и те пекинские размышления, которые, по сути дела, стали предтечей этого авторского материала спустя почти пять лет.

Всё потому, что ещё в столице Поднебесной я малость ошалел от неформального общения с кумиром, после чего впал в горделивую «ересь». Благо виктория Арзамасовой тому способствовала. А суть «ереси» такова. Дескать, что мы всё смотрим на чужаков? Ну, Коэ - дел-то!

Очень хорошо, что Коэ. Великий мужик, кто спорит? Но, разве, у нас самих нет героев на самой «тяжёлой дистанции в атлетике»? И не только у женщин, но и у мужчин? Разве не задавали тон в советские времена в «адском беге» представители БССР?


Ещё как задавали! Более того, установили мировой рекорд. Правда, не в индивидуальном беге, но в эстафете 4х800 метров! Случилось это в 1978 году в подмосковном Подольске аккурат в профессиональный праздник Владимира Подоляко и Николая Кирова, что представляли в советском квартете Синеокую республику. В него же вошли их товарищи - Анатолий Решетняк из Украины и Владимир Малоземлин из России.

День бегуна и 7:08.10 - получите и распишитесь! Мировой рекорд советских «средневиков»! Кстати, кроме Подоляко и Кирова в истории белорусской королевы спорта (речь, разумеется, о мужском беге), никто до сих пор не может похвастаться титулом «мирового рекордсмена». Подоляко - вправе!

Как ещё и тем интересным для нашей газеты обстоятельством, что долгие годы именно Владимир Семёнович лидировал в забеге, чьё фото символизировало редакционную страницу в социальной сети «ВК»! Последний вираж перед выходом на финишную прямую. Подоляко впереди и готов выиграть.

А впервые фотография была опубликована на первой полосе тогда ещё «Физкультурника Белоруссии» 12 августа 1980 года! Наш человек! И наш рекордсмен мира! В беге на самую тяжёлую дистанцию, как считают девять из любых десяти специалистов, а не только один Коэ.

КАК ЭТО БЫЛО

Разумеется, прежде всего, я поинтересовался у Владимира Семёновича событиями в Подольске.

- Всё случилось на всесоюзных соревнованиях День бегуна в 1978 году. Сборная СССР вела подготовку к чемпионату Европы в столице Чехословакии - Праге. Первоначально установление мирового рекорда не входило в наши планы. Но на отборочных соревнованиях «Мемориал братьев Знаменских» в Вильнюсе стало ясно: сразу четыре советских бегуна могут показать результат порядка 1:46. Даже быстрее. Что и позволяло побить мировой рекорд, принадлежавший американцам. Имело смысл пробовать, и всё получилось! Я, ещё один белорусский бегун Николай Киров, мой друг Анатолий Решетняк и Владимир Малоземлин справились с задачей.

К слову, на самом чемпионате Европы-78 Подоляко тоже выступил очень солидно. А, как иначе можно назвать пятое место в поистине сумасшедшей мясорубке, что была на дорожках!

- В Праге уровень конкуренции оказался невероятно высок. В забеге и полуфинале мне приходилось выходить на третью дорожку, а это плюс 10 метров к дистанции. Но так было нужно, чтобы решить задачу попадания в следующий круг. Оба раза отбирался «на тоненького» - последним. Однако перед финалом мой наставник Анатолий Юлин - сам участник двух Олимпиад, чемпион Европы-58 в беге на 400 метров с барьерами, заслуженный тренер СССР, - сказал: «В финале 8 человек. У тебя худшее предварительное время, а твой личный рекорд уступает всем. Это объективные факты. Но, знай: ты уже седьмой! Один соперник обязательно сломается, и это будет не Подоляко. У ещё одного сможешь выиграть. И, конечно, ты очень-очень постараешься!» Так и получилось! Я стал пятым, что в той компании по-настоящему круто. Фаворитами были британцы Коэ и Оветт. Но в результате даже не они поднялись на высшую ступень пьедестала. Вне конкуренции оказался восточный немец Байер. Конкурировать со спортсменами из ГДР в определённых случаях было трудно, а подчас фактически невозможно. Это был как раз такой случай...

Я незамедлительно «зацепился» за фразу Владимира Семёновича, спросив: «Кубинцам - тому же олимпийскому чемпиону-76 и мировому рекордсмену Альберто Хуанторене, доверяли больше?»

- ГДР славилась завидной организацией и продуманностью нюансов. Во всех сферах. В воспитании спортсменов задействовались их родители, которым в свою очередь обеспечивали повышенную социальную опеку.

Безусловно, когда общаешься с таким опытным человеком, как Подоляко, реализовавшимся в обеих ипостасях - спортсмена и наставника, святая обязанность спросить про тех, кто для самого Владимира Семёновича являлись примерами для подражания. Особенно, когда в курсе, что была ещё и некая Книга. Именно так - с большой буквы «К»!

- Книга «Без труб и барабанов» - это воспоминания трёхкратного олимпийского чемпиона в беге на средние дистанции новозеландца Питера Снелла, тренировавшегося под началом легендарного Артура Лидьярда, - смеётся Подоляко. Она написана очень живым, доступным языком с помощью профессионального журналиста Гилмора, дружившего со Снеллом. Очень полезный труд, ставший для меня своеобразной Библией. В книге было много ответов на вопросы, которые беспокоят любого молодого спортсмена. Причём, речь в ней ведётся не только о лёгкой атлетике. Снелл честно делился своими житейскими и личными переживаниями, в том числе и тем, как выстраивались его отношения с супругой. Прослеживается весь путь этого великого бегуна от мальчишки до олимпийского чемпиона. Чаянья и мечты, страхи и сомнения. Когда ты сам только начинаешь дерзать на дорожке, такие признания чемпиона уже преодолевшего путь от паренька, игравшего за свой район в теннис, до статуса планетарной звезды лёгкой атлетики - отличный пример для подражания. Да, и когда я перешёл на тренерскую работу, то опять обращался к страницам «Без труб и барабанов». Наставник Лидьярд - отличный образец тренера-энтузиаста. Где бы он ни появлялся, там сразу начиналось движение.

«А, кто еще? - настаиваю я. Вам же удалось не просто смотреть со стороны, а соперничать с выдающими бегунами?»

- Себастьян Коэ для меня - пример трудолюбия, упорства и стремления к цели, - признался Подоляко. С нынешним президентом ИААФ периодически встречаемся на различных форумах. Коэ побывал и в Минске. Джентльмен, не забронзовевший и не растерявший своих лучших качеств. Но знаете…

Тут Владимир Семёнович взял «драматическую паузу», и стало понятно, что всё-таки не «мой Коэ» в его списке «номер один».

- Я всегда восхищался Альберто Хуанторена и его уникальным, фантастически красивым, изящным, правильным бегом. До сих кубинец - эталон эстетики. Красота и возвышенность! Эстетика - вершина совершенства. В беге она говорит о том, что все отточено, как надо, нет никаких упущений. Ничего лишнего, никакого шараханья и дребезжания. Эстетика - квинтэссенция идеала. Отталкиваясь от неё можно сразу судить об уровне спортсмена. Бывает, конечно, что вступает в силу правило «вопреки», но в таких случаях обязательно имеют место быть колоссальные энергозатраты. А Хуанторена восхища лёгкостью, непринуждённостью!

Трудно не согласиться! Тем более, что кубинец безупречно разгрызал на дорожке и все тактические орешки. А, как это делали Коэ и Оветт, устраивавшие подлинные спектакли! «А, Борзаковский?» - спросил уже у меня Подоляко. Конечно, и Юрий! Особенно в начале своей карьеры. Когда Борзаковский с последней позиции выбегал в победители и заставлял стадионы «стоять на ушах»!

- Тут вот, какая штучка, - поясняет Владимир Семёнович. Раньше в институтских программах по физиологии было написано чёрным по белому: из всех циклических видов легкоатлетическая дистанция 800 метров - особое испытание. Самые жестокие требования к подготовке спортсменов. На 800 метров закисление организма максимальное и запредельное. Человек, пробегающий эту дистанцию на уровне мастера спорта и выше по идее «должен умереть три раза» по вполне конкретному медицинскому показателю крови. Я практически процитировал текст. Представляете? Тем не менее, массовость на 800 метрах тоже самая большая. Так устроен человек: мы хотим преодолеть себя!

Тут я опять перебил Подоляко, ибо не мог не спросить: «Что вы подумали, когда кениец Рудиша стал крушить мировые рекорды, бегая 800 метров, как очень-очень длинный спринт?!»

- А вот понимаете, спокойно воспринял! - удивил меня собеседник. Было понятно, что фармакологическая составляющая достигла своего пика. Но по любому: как бы ты не убеждал себя, что бежишь просто длинный спринт, и, значит, всё трын-трава, но на 800 метров есть особая точка - 180 метров до финиша. Это такая «штучка», как «точка принятия решения» у пилотов самолётов - взлетаем/не взлетаем. Вот и бегуну всякий раз нужно дать ответ: либо ты «идёшь на грозу», и тебя так растреплет, так отколошматит, что трудно вообразить, либо - решаешь «не умереть» и добежать как-нибудь. Однако! Есть и «вторая критическая отметка» - за 40 метров до финиша. Отказывает уже всё от слова «совсем». И тут либо у тебя моторика работает автоматически и в тебе заложен некий особый дар, либо закручиваешься узлом. Так, что даже в беге Рудиши все эти закономерности прослеживались.

ЖЕНСКОЕ ДЕЛО!

Разумеется, после таких профессиональных объяснений Подоляко, само собой в голову приходит мысль: «А, как же эти 800 метров бегают женщины?!» И вспоминаешь своё собственное ошеломление результатами на последних Игра-2016 в Рио, где пьедестал «восьмисотки» оккупировали, мягко говоря, «уникальные дамы» во главе с южноафриканкой Семеня, чья гендерная природа уже стала притчей во языцех.

- Семеня - не первый прецедент, - сказал Владимир Семёнович. Этот вопрос актуален ещё с 50-х годов прошлого века, причём, решался по-разному. Я с большим уважением отношусь к Семеня. Признаю, что таким спортсменам тоже надо давать шанс, не унижая людей, не нагнетая обстановки, давая им возможность нормально адаптироваться в обществе. А то ведь судьба Кастер, и не только Кастер стала, едва ли, не разменной монетой во всяких кабинетных играх, когда лобби одного континента сходится в клинче с другим лобби. И, конечно, есть моральная сторона, которую нельзя дискриминировать. Семеня - это своя лига. Девчонки, прилагающие колоссальные усилия ради успеха априори, не конкурентоспособны! Их обыгрывают на «одной левой ноге», не прилагая особых усилий, без особых трудозатрат. Это ведь тоже унижение и нонсенс. Так, что, конечно, напрашивается вариант разведения по разным категориям. Пусть даже в рамках Олимпийских игр. Если захотеть по-настоящему, то вариант можно найти всегда.

Любой обстоятельный разговор на легкоатлетическую тему не может обойтись без вопроса, о самом-самом выдающемся атлете. Разумеется, я задал его и Подоляко.

- Одного выделять отказываюсь! - заявил Владимир Семёнович. А вот топ-10 составлю, но без ранжира. Шаварш Карапетян, Эмиль Затопек, Валерий Борзов, Альберто Хуанторено, Питер Снелл, Джесси Оуэнс, Михаил Кривоносов, Надежда Олизаренко, Янис Лусис, Усейн Болт.

Кстати, обратите внимание на следующий нюанс. Хоть Подоляко и оговорил, что список «не имеет ранжира» под «номером раз» оказался единственный не легкоатлет - пловец-подводник, мировой рекордсмен в плавании с аквалангом Карапетян. Герой жизни, а не только спорта, спасший десятки и десятки людей, явив пример беспримерного мужества советского человека. Согласитесь, что этот выбор характеризует и Подоляко.

- В лёгкой атлетике я делал то, что мне нравилось. Более того, от жадности мне хотелось сделать больше. Сейчас тоже хочется. Королева спорта - это хроническое заболевание! В моём случае оно не проходит с возрастом, продолжает дразнить самолюбие и вдохновлять на работу.

БЕЗ ОЛИМПИАДЫ-80 В МОСКВЕ

Впрочем, как мне казалось, есть одна тема, которая не особенно вдохновит Подоляко. Речь идёт об Олимпиаде-80 в Москве, на которой ему так и не сподобилось выступить. Однако, я ошибся. Владимир Семёнович не стал замыкаться, предельно искренне поделившись своими воспоминаниями.

- Как я помню. Советская сборная не выбрала хозяйской квоты - три человека, только в нескольких видах. Среди них оказались и мужские 800 метров. Увы, но стечение обстоятельств было изначально не в мою пользу. На сочинском сборе в марте получил травму - подвернул ногу. Играли в футбол. В одном из эпизодов Андрюша Прокофьев - будущий олимпийский чемпион в беге на 110 метров с барьерами, с которым жили в одной комнате, покатился сбоку за мячом. Старался его выбить. А я подпрыгнул, чтобы тут же сообразить. Если я сейчас приземлюсь на Андрея, то будет плохо. Очень. Нога товарища разлетится вдребезги. В итоге сумел избежать самого страшного, но вывернул собственную стопу. Ладно, залечил травму. Но, признаться, не успел выйти на пик формы к отборочным соревнованиям. Последний шанс - чемпионат Москвы. Мне очень хотелось выступить на Олимпиаде! Был уверен, что если пройду сквозь сито отбора - обязательно на самих Играх-80 буду сражаться за призовое место. Коля Киров это, кстати, доказал! И я выиграл тот забег на чемпионате Москвы, но одновременно совершил непростительную ошибку. Начал финишировать не за 180, а за 300 метров. Был уверен, чувствовал в себе силы. Но уже почти перед «клетками» меня так завязало узлом! А на трибунах сидело всё руководство. Несмотря на победу и нужный результат, внешнее впечатление от финиша лишило меня олимпийского шанса. Не буду скрывать: дополнительно не в мою пользу могла сыграть одна досадная история, когда я слегка «нахулиганил»…

Но Подоляко пережил и этот удар от королевы!

- Сам факт выступлений в составе сборной СССР - попасть в неё было порой труднее, чем взойти на пьедестал Олимпийских игр, - считаю удачей. Этой чести нужно было добиваться всерьёз, «без дураков». Все выступления в составе сборной СССР, а не только мировой рекорд, памятны. Каждый имеет свой оттенок, элемент преодоления, богатую палитру эмоций. Бесценно общение и совместная работа с выдающимися тренерами и спортсменами. Галина Петровна Бухарина с учениками которой я дружил и многое почерпнул из её тренерского опыта, до сих пор работает с национальной командой Индии по спринтерскому бегу. Однако! Да, я - советский спортсмен, представлявший большое государство, но вместе с тем и белорусский бегун. В составе сборный БССР был чемпионом Спартакиады народов СССР. Испытал не меньшую гордость, ибо чувствую и идентифицирую себя белорусом. Представлять империю было престижно, но как говорится в одном советском фильме: « Развалинами Рейхстага удовлетворён».

После завершения спортивной карьеры Владимир Семёнович реализовался и в тренерском деле.

- Вначале трудился наставником в спортивной школе, где и сам занимался. Двадцать лет проработал её директором, не оставляя тренерского ремесла. Личные ученики Анна Котенкова и Сергей Соболевский были участниками чемпионатов мира и Европы по кроссу. Татьяна Булойчик стала победительницей Всемирных военных игр в беге на 800 метров. Александр Козич бронзовый и серебряный призёр Дефлимпийских игр, многократный призёр чемпионатов мира и Европы в тройном прыжке. Алексей Лазарев призёр II Европейских игр. В самой школе, которой руководил, подготовлены чемпионы и призёры Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы: Игорь Астапкович, Ирина Ятченко, Василий Каптюх, Наталья Михневич, Марина Арзамасова, Алина Талай, другие спортсмены. В национальной команде поработал тренером по прыжкам, и в это время на международном уровне закрепились Максим Недосеков, Ирина Жук, Карина Таранда, Виолетта Скворцова, Анастасия Мирончик. Сейчас - старший тренер национальной команды по эстафетному бегу.

ВЕРНЁМСЯ К РЕКОРДУ И НЕ ТОЛЬКО!

Но всё же вернёмся к мировому рекорду в эстафете 4х800 метров, который, как вы помните, был установлен в Подольске. Символично! Подоляко, то есть, человек из-под Подольска, вошёл в историю мировой лёгкой атлетики, именно в Подольске! «Над вами не шутили?» - спросил я.

- У меня теплейшие отношения с этим подмосковным городом, где находилась крупнейшая легкоатлетическая база Советского Союза, - ответил Владимир Семёнович. Изумительные условия, которые микшировали самые длительные сборы. В Подольске мне очень нравилось. На стадионе финны уложили синтетическую дорожку, вся атмосфера способствовала вдумчивой, эффективной работе. И созвучие - Подольск и Подоляко, я согласен - неплохое. Домашнее. Вообще я отмечу, что отношение с городом, аурой стадиона - много значат. Есть места, где ты чувствуешь себя в своей тарелке, и всё получается, а есть противоположные примеры. Когда аж на затылке волосы шевелятся, так не хочется соревноваться.

Тут надо заметить, что все близкие Подоляко тоже являлись подданными королевы спорта.

- Так и есть. Сестра Татьяна тренировалась у Анатолия Бадуева, конкурировала в юношеском возрасте на длинном спринте со своей тёзкой и будущей рекордсменкой мира в эстафете 4х400 метров Ледовской. Девчонки жили в одной комнате. Супруга Светлана - спринтер, 100 метров. Тренировалась у той же Бухариной. Но и Татьяна и Светлана выбрали не спорт, а семейные хлопоты, в чём их никто не попрекнёт. Дочь Анастасия тоже бегала, 400 метров, но выбрала свою дорогу в жизни.

«Но сами, как попали в лёгкую атлетику? - спросил я Владимира Семёновича. Ведь, как мне рассказали, вы были самым маленьким и щуплым мальчишкой в классе».

- У меня до сих есть карточка, на которой я восьмиклассник, - говорит Подоляко. Стоял в строю последним: рост - 152 см, вес - 49 кг. Не богатырь, как понимаете. А в Новополоцке оказался в классе, где выражение «чистить сявку» считалось расхожим. Своя атмосфера - «бандиты» и те, кому от них доставалось. Тут надо было думать и решать. Благо в классе появился фактурный мальчик Саша, который предложил объединиться, начать заниматься спортом. В футболе места уже были заняты четырьмя одноклассниками, штанга с моими данными не проходила, гимнастика - поздно. Лёгкая атлетика! Так всё и началось, покатилось.

«Покатилось? - переспросил я. Это уже интересно!» Дело в том, что… Впрочем, пусть расскажет сам Владимир Семёнович.

- Обожаю, железную дорогу! Что и неудивительно. В детстве жил рядом с маленькой станцией Свольна. Маленький домик. Дедушка путевой обходчик. Я встречал все поезда, все машинисты были знакомы. И, конечно сам факт рождения. Весной в момент разлива Западной Двины, Дриссы и Свольна образуется огромный бассейн на десятки километров. Можно выехать исключительно по железной дороге. И вот моя мама на сносях, её надо транспортировать в роддом. Остановили товарный поезд, в хвосте которого был, так называемый, «тормоз» - площадка. Вот прямо «под стук колёс» я и родился.

НА ЗЛОБУ ДНЯ

Конечно, когда вместо олимпийских стартов, выпадает вон весь легкоатлетический сезон - это форс-мажор. Имени COVID-19, о чём нельзя было не поговорить напоследок.

- Спорт состоит из отдельных спортсменов. Не думаю что коронавирусная напасть что-то непоправимое. Стресс - это и стимул к новому развитию. Сужу и по своей работе: на спортсменах это отразится минимально. Уверен, кое-кому вообще всё на пользу: появилась возможность дать отдых психике, перезагрузить нервную систему. Это крайне важно для достижения наивысших результатов. И важно было не закиснуть в бездействии. У нас в Беларуси этого не случилось. Всё время активность. А несколько недель назад мы провели тренировочные соревнования в эстафетах, что составили из атлетов, находящихся на централизованном сборе. Правильно, что в нашей стране не было принято решение «одним чохом» загнать всех на карантин. Я вот переписываюсь со знаменитым советским шестовиком Костей Волковым, чей сын пошёл по стезе отца. Так Волковы воюют волком! Однако! Втихаря в парке, там, где никто не видит, ставят прыжковую яму, и малыш уже берёт высоту 5 метров! Так, что издержки - издержками, а королева спорта будет жить!

Источник: sportpanorama.by

Автор: Руслан Васильев

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ