ВЫСОКО БЕРЁТ. ВУНДЕРКИНД ИЗ РОССИИ БУДЕТ ВЫСТУПАТЬ ЗА БЕЛАРУСЬ И ОБЕЩАЕТ РАСШЕВЕЛИТЬ МИРОВУЮ ЛЁГКУЮ АТЛЕТИКУ
28 СЕНТЯБРЯ 2020
1197

Фото: Екатерина Зыкова (iamzykova.ph)

Эта новость тянула на трансфер года. По крайней мере, в белорусской легкой атлетике таких новобранцев еще не случалось. Да и во всем нашем спорте – единицы. Уже в будущем сезоне под флагом Беларуси может выступить иркутский прыгун с шестом Матвей Волков. Ему всего 16. Но в этом еще даже не юниорском возрасте парень летает на уровне 5.50 метра. Много ли это? На минувшем чемпионате мира среди взрослых на этой отметке, например, остановились пятеро из дюжины финалистов. Лучший белорусский шестовик – Владислав Чемармазович – имеет личный рекорд на уровне 5.55, и так высоко взлетел лишь однажды, на соревнованиях в Усть-Каменогорске два года назад. А Волков всерьез досадовал, что еще в минувшем году на соревнованиях в России не оформил 5.60 – шестов не подвезли. В своей возрастной категории потеснить Матвея сегодня могут единицы, но ровесники его не интересуют. В качестве ориентира сын одного из известнейших советских прыгунов и тренеров – Константина Волкова – уже давно выбрал себе недавно переписавшего принадлежавший Сергею Бубке мировой рекорд Армана Дюплантиса, и вызов ему намерен бросить уже в следующем году – на Олимпиаде. За этим и приехал в Минск, о чём и рассказал в интервью для Издательского дома "Беларусь сегодня".

- Я в Минске уже месяц. Все нравится. Хорошая школа, отличные условия. Разве что погода в последние дни была пасмурной, но сейчас и она исправилась. Но я не удивлен: представлял, что меня ждет, и не рассчитывал на что-то экстраординарное. Тем более, что родители летом ездили в Беларусь на разведку. Все выяснили, посмотрели своими глазами.

- Выходит, чувствуешь себя комфортно?

- Главное, что бросается в глаза по сравнению с Россией – отношение к спортсменам. Отличие просто разительное. В Беларуси все гораздо более душевно, тепло. В России на тебя всем пофиг. Есть люди, которые могут прикладывать какие-то усилия, чтобы у тебя были лучшие условия, но в глобальном смысле существующая там система сильно отличается от белорусской. Да, в теории в России также должны быть заинтересованы в том, чтобы спортсмены показывали максимальные результаты на международной арене. Но при этом даже то, что за последние годы там сделали с легкой атлетикой, говорит совершенно об обратном. Они ее просто сожгли.

- На каком этапе понял, что все, край, и нужно предпринимать какие-то шаги?

- На Всероссийском фестивале прыжков с шестом я взлетел на 5.50 метра и понял, что нужно куда-то двигаться. Это очень хороший результат, но чтобы расти дальше, нужны условия, возможность выступать. Отец выбрал Беларусь. Все просто: у вас не вводили карантин из-за коронавируса. В Европейских странах сейчас, например, обещают вторую волну, опять постепенно все начинают закрывать. В России нам также попросту не давали возможности работать. Мы пытались тренироваться дома, еще где-то, но это не то.

Видео: ВФЛА

- Как можно прыгать с шестом дома?

- Я не прыгал. Ходили с отцом в парки, старались находить возможности для тренировок, но такие «вылазки» постоянно отслеживала полиция: арестовывали людей, выписывали штрафы. Спортсмен или просто гуляешь – суммы очень серьезные.

- Ты не колебался с решением о переезде?

- А что было делать: хочешь жить – умей вертеться. Отец позвонил своему другу. Потом уже ему позвонил председатель Белорусской федерации легкой атлетики Вадим Девятовский. Сказал: приезжайте, все посмотрите сами. Мы вам предоставим все условия, которые сможем. Так в итоге и перебрались.

- Нередко переходы спортсменов в другую страну сопровождают не самыми приятными комментариями. Дома предателем не называли?

- В основном люди дружат с головой и понимают причины и следствия. Так что большинство комментариев были положительными: «Правильно сделал, здесь бы все равно будущего у тебя не было». Хотя были и те, кто называл предателем. Но что здесь ответить: мы с родителями решили ехать.

- Вы ведь добирались на машине: 6 тысяч километров по России…

- Еще и фуру нанимали. Для вещей. У нас ведь, как минимум, шесты были. Как их доставишь? Мебель только оставили, а так ящики были объемные. Переезжали основательно.

- Тебе дали гражданство?

- Пока только вид на жительство. Сейчас как раз оформляют.

- Ты представляешь себя в будущем белорусом, или это просто этап в карьере?

- Я уже не могу просто взять и уехать обратно в Россию. Даже не представляю себе это. Вернулся и что? Буду прыгать на чемпионате области? Чемпионат страны? Да какое там… Вы серьезно? Что он мне даст? Президент федерации руку пожмет? Да и федерации-то уже, считай, не существует. Не лучшая перспектива.

- Перспектива на чемпионате Беларуси еще более грустная: мужские прыжки с шестом у нас – один из самых слабых видов атлетики…

- Я приехал в Беларусь не только для того, чтобы выступать на внутренних стартах. Я приехал, чтобы покорять международную арену. В этой стране я могу это сделать. В России – нет. Тотальный запрет. Нейтральный статус? Это такая штука… Сегодня ты «нейтральный», а завтра ввели новые ограничения и условия, и ты уже никто. Сейчас одним росчерком оформляют.


- Ты видишь себя на Олимпиаде в Токио?

- Конечно. Больше скажу: я планировал туда попасть даже в том случае, если бы Игры проходили без переноса, в 2020 году. Не получилось, все отменили. В 2021 году мне уже будет 17 лет. Это вполне нормальный возраст для выступления на Олимпиаде.

- Может, еще и про медаль думаешь? Тебя ведь все чаще с Арманом Дюплантисом сравнивают, ты его юношеский рекорд обновил...

- Дюплантис очень высоко прыгает. Мировой рекордсмен. Мне пока сложно сказать, как сложится наша борьба, но поехать туда я очень хочу. И делаю для этого все, что могу.

- Слышал, ты ему вызов бросил: отправил сообщение с призывом запомнить твое имя. Это психологический ход или попытка «завести» себя? После этого хочешь не хочешь, а придется соответствовать.

- Ну да, написал. И могу повторить: «Я ему надеру жопу!» Именно так.

- Так он же рекордсмен мира…

- И что с того? Я не менее феноменален. И сейчас ничуть не высокомерен. Я просто очень много работаю, хорошо тренируюсь, чтобы у него выиграть.

- Все равно похоже на создание определенного имиджа.

- Конечно. Но это тоже часть меня. Я такой. Люблю вызовы, люблю с кем-нибудь «зарубиться». Знаю, многие пытаются избегать громких заявлений. Но я считаю, что о своих целях и намерениях нужно говорить прямо. Только так можно стать великим и действительно популярным спортсменом. Вот взять, например, Мохаммеда Али. Вы ведь, наверняка, видели эти «трештоки» с соперниками перед поединками. Тогда, бывало, его критиковали за то, как он себя вел. Но сейчас понятно, что если бы он так себя не вел, он не стал бы Мохаммедом Али. Бокс у него был хорош, но не такой феноменальный, как принято считать. Он хорошо дрался, но условный Майк Тайсон боксировал еще лучше. Мохаммед Али стал великим за счет своей харизмы, энергетики. Он говорил: «Я легенда, и вас уничтожу!» - и все начинали верить в это.

- Почему в нашем спорте таких личностей почти нет?

- Это может странно прозвучать, но большинство просто боится себя сглазить. Я – нет. Я не верю в примеры. Считаю, что если ты – спортсмен, то приметы тебя вообще не должны волновать. Например, есть примета (девочки из-за нее почему-то особенно трясутся): тебе перешагнули через шест – прыжок не получится. А мне все равно: перешагивайте сколько угодно.

Фото: Екатерина Зыкова (iamzykova.ph)

- Мохаммед Али твой кумир?

- Конкретно его я просто привел в пример. Мохаммед Али, Коннор Макгрегор… Это просто интересные, яркие личности. А кумиров у меня нет.

- А Усейн Болт?

- Я считаю, что из всей мировой легкой атлетики это единственный человек, который делал хоть что-то действительно интересное и яркое. Кроме, конечно, красивого и легкого бега. Я просто не видел людей, которые бы делали такое же шоу, как Усейн. Вот сейчас есть спортсмен – Ноа Лайлс. 200 метров бегает. Он тоже пытается делать шоу из своих выступлений, но выглядит, если честно, не очень. А все потому, что результаты также очень важны. Все привыкли видеть, что Болт делает шоу, пробегая при этом 200 метров за 19.30 секунды или даже быстрее. А у Лайлса – 19.83. Смотрится, конечно, прикольно, но не Усейн.

- Ты понимаешь, что со своими громкими заявлениями ты тоже рискуешь оказаться в похожей ситуации, если будешь прыгать 5 с небольшим?

- Конечно, это было бы просто не серьезно, и потому я сейчас делаю все, что могу, чтобы прыгать как можно выше.

- К выделяющимся могут относиться по-разному. Тебя нормально приняли в Беларуси?

- Если честно, мне нет дела до того, что обо мне читают или думают. Я не пытаюсь соответствовать чьим-то мнениям и ожиданиям. В общем, освоился хорошо. Со многими уже познакомился. Да и до переезда ребят уже знал. Было проще.

- С Максимом Недосековым знаком?

- Кстати, вот с ним пока знаком не очень хорошо, но вот он классно делает шоу! Думаю, что в Беларуси это единственный легкоатлет, который не боится так себя вести и у него здорово получается. Вообще есть ощущение, что сейчас в легкой атлетике меняются акценты. Раньше в центре зрительского внимания был спринт. На финалы стометровки полный стадион собирался. Но сейчас центральное место постепенно занимают прыжки. Вполне реально, что соревнования прыгунов будут собирать такой же аншлаг, как в свое время Усейн Болт. Потому что все, что нужно зрителям, это высокие результаты и крутая конкуренция. А это именно то, что я хочу сделать вместе с Мондо Дюплантисом. Правда, у Усейна конкуренции, считай, не было, но Усейн – это просто Усейн. Он обладал каким-то феноменальным магнетизмом. Притягивал к себе людей. Я пытался разобраться, как ему это удавалось, но так и не понял. Даже фильм про него смотришь – и все равно он выглядит каким-то родным и настоящим. Возможно, потому, что он не пытался быть как Болт, а просто был Болтом?

- Ты знаешь, когда встретишься с Дюплантисом?

- Надеюсь, мы увидимся в Токио. Но впереди еще зимний сезон, а норматива на Олимпиаду, к слову, у меня еще нет. Не было ведь возможности его выполнить. Там 5.80 метра, но это вполне реально. Сначала думаю, показать такой результат зимой, а потом еще раз – летом. Этого хватит, чтобы поехать в Токио. Сперва, правда, нужно дождаться ответа от Международной ассоциации легкой атлетики, но наш запрос с большой долей вероятности одобрят.

- Допускаешь, что по твоему примеру в Беларусь заходят переехать и другие российские легкоатлеты?

- Им будет несколько сложнее. Я ведь ни разу не выступал на международной арене под российским флагом. Но при этом я разговаривал со спортсменами, причем достаточно топовыми. И все были бы не против переехать, но ждут. По всей видимости, у моря погоды. Сейчас обсуждают, что Россия заплатила штраф ВАДА и, возможно, санкции снимут. Но забанили российскую атлетику пять лет назад, и с тех пор ничего не улучшилось. А я решил не ждать, а сам менять свою жизнь.

Источник: sb.by

КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ