КОРОЛЕВА БЕНЗОКОЛОНКИ - ЕКАТЕРИНА КОРНЕЕНКО. ПЕРЕД КАЖДОЙ ТРЕНИРОВКОЙ ПО 15 ЧАСОВ В СУТКИ ТРУДИЛАСЬ НА ЗАПРАВКЕ ВБЛИЗИ КОЛЬЦЕВОЙ
04 АВГУСТА 2020
767


Среди участниц чемпионата Беларуси по легкой атлетике, который в минувшее воскресенье завершился на стадионе «Динамо», Екатерина Корнеенко - одна из самых неординарных. В отсутствие Марины Арзамасовой именно она - главная надежда страны на средних дистанциях. Причем свой талант спортсменка начала раскрывать уже ближе к тридцати, успев к тому моменту поработать на заправке и выйти замуж за единственного в истории белорусских лыж призера чемпионатов мира. Накануне национального форума, где она стала первой в беге на 5000 метров и третьей - на 10000, мы пообщались со спортсменкой и узнали много интересного из ее жизни!

Средние и длинные дистанции такой вид, куда редко приходят по зову детской мечты. Ты хотела бегать?

- У меня и к легкой атлетике-то любви поначалу большой не было. Мечтала, конечно, побеждать, завоевывать медали, но начинала-то и вовсе с плавания. В легкую, можно сказать, меня затащили. В Бобруйске зимой не так много возможностей для занятий спортом. Например, бассейн, где тренировалась, несколько раз переделывали в церковь. Нам в итоге также приходилось искать выходы и альтернативные решения. Так я в гандболе оказалась: у них был зал, из которого не выгоняли. Пока наш тренер был жив. После его смерти мужская команда попросила девушек на выход: не хотелось им с нами мяч делить. С велоспортом тоже не сложилось. Мне банально не хватило велосипеда - пришлось закинуть и эту идею. Методом отбора я оказалась в легкой атлетике. Она не требовала особых затрат, над головой всегда была крыша - можно было тренироваться. Получается, что выбрала в итоге то, что оказалось более приемлемым.

Сразу начала бегать?

- Тренировалась у Жанны Бегуновой. Как и все выступала на школьных, городских и районных соревнованиях. Кросс - основа основ и, наверное, через него прошли многие школьники. Основательно с бегами я была не знакома, но, как все дети на первых порах бегала спринт и барьеры, прыгала в длину. Между прочим, на 5 метров улетала. Приглашали в УОР, но вступительный экзамен я, считай, проспала. Должна была сдавать барьерный спринт - у меня хорошо получалось. Но в итоге с тренером мы друг друга не поняли, и экзамен прошел без меня. Хорошо, что потом мне нужно было еще кросс бежать, и вот тогда-то ко мне и подошел Альбек Салсанов и предложил поступать на виды выносливости. Получилось неожиданно, но он такой важный был, в пиджаке - внушал доверие. Я решила: «А почему нет?»


Судя по результатам, решилась не зря!

- После общей подготовки в ДЮСШ, спринта и прыжков тренировки на выносливость были чем-то совершенно новым. Я не знала, чего от себя ожидать, постоянно относилась к себе скептически. Серьезно: я постоянно думала, что бегу медленно. После каждой пробежки смотрела на тренера и ждала оценки - хорошо или плохо? Любила тренировки в четверг и субботу, когда бегала кросс с более старшими товарищами. У них, кстати, тоже постоянно пыталась выяснить, что они думают о моем беге?

Не хотелось в такие моменты вернуться к прыжкам?

- Хотелось. Но это тренировки совсем разного плана. На технические настраиваешься иначе. С возрастом я стала спокойно относиться к любой тренировке. Тренер ставил цель. У меня и у него был интерес ее достичь. В годовом плане всегда стоял итоговый результат, который нужно было показать. Если ты не растешь, не прогрессируешь, тебя никто в училище держать не будет. Помню, на «полторашке» мне писали ориентир - 4:55, а на первом зимнем старте мне не хватило сотой. Представляешь какая досада! Зато летом я переписала свой «личный» на 4:32! Такие результаты мотивировали. Становилось интересно понять, что в тебе видит тренер и на что ты способна.

Он говорил тебе, чего ждет?

- Есть тренеры, которые сами задают вопрос о планах новому в своей группе спортсмену и, наверное, хотят услышать о золоте Олимпийских игр. В такие моменты их ученик кажется им мотивированным молодцом. Есть те, кто для статистики держит среднего по уровню атлета. Но наша с Альбеком Бексултановичем работа всегда была открытой. Салсанов не просто тренирует, а воспитывает учеников. В какой-то мере он заменяет им родителей, объясняя, что хорошо, что плохо, как поступить в той или иной ситуации, как вести себя в любом деле. Помнится, он всегда говорил, что после выпуска из училища мы поймем, насколько время учебы там было беззаботным. Так и вышло.

В университете началась совсем иная жизнь?

- В момент окончания училища у меня уже были совсем другие жизненные цели. Спорт ушел на второй план. У меня нет отца, а для получения пенсии необходимо обучаться на дневном отделении. Я вцепилась за возможность уехать. Тем более, что мне было сложно находить общий язык с братом, с которым мы жили в одной квартире. Жить с мамой в 18 лет мне также не хотелось. Пенсия была оформлена на меня, так что было понимание, что какой-то минимальный доход будет. Плюс общежитие. Как медалистка юношеского олимпийского фестиваля я проходила в Белорусский государственный университет физической культуры вне конкурса - постаралась использовать имевшиеся возможности. Тренировки не забросила, но минских тренеров я не знала. Советовалась разве что с Юрием Моисевичем - нынешним главным тренером национальной сборной, который в то время отвечал за резерв. Но при этом четко понимала, что приехала в Минск учиться, и знала, что как только получу место в общежитии, пойду работать. Попросилась в группу к Игорю Захаревичу и Наталье Башко и пять лет совмещала учебу и работу. Результаты, разумеется, перестали расти, но и олимпийские цели на тот момент я перед собой не ставила.

Сложно было совмещать?

- Мне нравилось. Когда тебе 20, и ты молодой амбициозный переезжаешь в столицу, тебе по душе мотания из одного конца города в другой, знакомства с новыми людьми, которые отличаются от твоего привычного круга общения. Одним словом - ты взрослеешь. Хотя работа была не сахар. По пятнадцать часов в сутки работала на заправке вблизи кольцевой. График - два через два. По законодательству я должна была отдыхать четыре дня, но работников не хватало. Из общежития выезжала на троллейбусе в шесть утра, чтобы к семи быть на рабочем месте. Смена до десяти вечера, и опять часовая дорога в общежитие.


Когда же ты тренировалась?

- После работы. В одиннадцать-половину двенадцатого шла бегать. Считай, ночью. А в пять тридцать уже просыпалась на работу. Тяжелее всего было после двух рабочих дней. Ты вся разбитая, голова болит, в носу стойкий запах бензина, глаза ноют от яркого света и экрана компьютера, но нужно заставить себя выходить и бежать. Хотя, по большому счету, на тот момент мне было все равно, как я пробегу. Я неплохо зарабатывала и знала: как отработаю - так и получу. А от спорта дохода у меня не было. Приоритеты очевидны.

Но на заправку после университета не распределишься…

- Я не числилась в составе национальной команды, и мне не могли помочь решить этот вопрос. В итоге: слезы, нервотрепка и билет по распределению в Климовичи, где жить нужно было в общежитии от спиртового завода. Так себе перспектива: к такому жизнь меня не готовила! Повезло, что с заведующим кафедры легкой атлетики и преподавателями у меня сложились хорошие отношения. Я нашла себе место преподавателя в технологическом университете, мне дали запрос на устройство на работу, и на заключительном собрании, где решался вопрос распределения, Сергей Аврутин и мой куратор Ирина Костенко меня общими усилиями отстояли. С горем пополам вернулась в привычный график: работа - тренировки.

Но от Захаревича ты ушла…

- Ничего личного: просто не подходили его график и методы. Появилось больше времени для тренировок - с шести до одиннадцати утра я была свободна. Поэтому попросилась в группу к Андрею Гордееву. Хотя все это было скорее по привычке: ни о каких сверхзадачах и больших результатах я даже не думала. Но после перехода к Гордееву результаты начали расти. Захаревич заложил серьезную базу, а Гордеев дал ей раскрыться. Под его руководством с личного рекорда я сбросила 15 секунд, выполнила критерий для включения в основной состав национальной команды. Полтора года я снимала жилье, а когда стало функционировать общежитие «Олимпиец», мне предложили отдельную комнату. Хотя после того, как начались двухразовые тренировки - появились проблемы со здоровьем. На фоне прежних нагрузок во время работы тянула задняя поверхность бедра, это дало осложнение на спину. В итоге через год я решила отказаться от ставки в Министерстве спорта и туризма и вернуться на прежнее место - в университет.

Не каждый способен на такой поступок…

- Я не хотела занимать чье-то место. К решению мы с тренером пришли вместе. Спортсмену всегда тяжело осознать то, что с ним что-то не так. Любой из нас всегда надеется, что завтра будет лучше. Сложно остановиться и сказать себе «нет»: никто ведь не хочет начинать с нуля после перерыва. Но я решила, что мне терять уже нечего. Результата не было, весь сезон я не стартовала, потому что из-за боли в ноге сходила с дистанции. Не помогали даже блокады. В итоге я нашла решение в беременности и ушла в декрет.


Твой муж спортсмен?

- Бывший лыжник. Призер чемпионата мира. Правда, познакомились мы лишь через 7 лет после того, как он в Саппоро стал вторым. К 2014-му году Леня и вовсе уже закончил карьеру. Перед Олимпиадой в Сочи им урезали финансирование, он решил тренировать. Для него - неплохой вариант, для меня - не очень. В отличие от нас, легкоатлетов, лыжникам для подготовки нужен снег. В Беларуси с ним - сама знаешь, как бывает. В итоге с августа и до конца мая супруг был где-то на сборах за границей. Даже когда ребенок родился, он смог лишь через месяц прилететь домой. Побыл тридцать дней - и опять собрал вещи - новый сбор. Но я ведь тоже спортсменка, изначально знала, на что шла. Тем более, я была в декрете, не зарабатывала, а муж, как ни крути, был кормильцем.


Многие спортсменки тренируются чуть ли не до отъезда в роддом, а после с коляской обратно на стадион. Тебя тоже тянуло на тренировки?

- Бегать захотелось спустя полгода после родов. Где-то в марте начала понемногу двигаться. Да, выкатывала коляску на стадион и делала тренировки. Муж, кстати, меня поддержал: «Если хочешь бегать - продолжай, не бросай спорт из-за рождения дочки!» Из сборной он, кстати, ушел во многом потому, что хотел, чтобы я могла тренироваться. Сейчас преподает на кафедре физвоспитания в аграрно-техническом университете, тренирует спортсменов в клубе «Тристайл». В паузах подменяет меня и занимается с дочкой.

Помогает тебе в твоих тренировках? Все-таки имеет отношение к спортивной выносливости.

- У нас разные взгляды на тренировочный процесс. Он - лыжник, я - бегунья. Конечно, что-то общее можно найти, но в какой-то момент мы пришли к решению не поднимать эту тему. Каждый занимается своим делом. Я, кстати, какое-то время после возвращения в спорт тренировалась сама. Бегала в свободное время. Я понимала, что ближайшие два года я не смогу подстраиваться под план тренера и группу. Но цели ставила серьезные - в свои тридцать мне не хотелось топтаться на месте. Хотя и несколько удивилась, когда летом мне позвонил старший тренер области и попросил пробежать 1500 метров на чемпионате страны. Я пыталась объяснить, что моя подготовка сейчас проходит в лесу, и к стадионным скоростям я не готова. Но в итоге пришлось достать шиповки… Помню, как осторожно бежала, но в итоге стала третьей. Так и вернули меня на дорожку, хотя тренировочные планы я все равно писала себе сама. Да и сегодня советуюсь, считай, только со старшим тренером сборной - Андреем Гордеевым: с ним у меня всегда были очень хорошие отношения.


Учитывая, что в Глазго ты бежала на чемпионате Европы в помещении, процесс оказался достаточно успешным...

- Самое интересное, что я тогда считала, что 1500 метров - не моя дистанция. Хотела бегать 3000, но из-за того, что на чемпионате Европы в этом виде сразу финальный забег, норматив достаточно высокий. Я не дотянула шесть сотых! А на 1500 метров норматив у меня был. Пробежала за 4:10, которым, кстати, очень удивилась. За неделю до старта снизила объемы, появилась легкость. В итоге - четвертое место! В шаге от медали! Эта дистанция для меня, как отдушина: всегда ее любила.

Что планируешь в итоге бежать на чемпионате Беларуси?

- Этот летний сезон получился скомканным и нестандартным. Возможности поскоростить на стадионе, как таковой, не было. А уже в сентябре стартует Минский полумарафон, возможно, откроются границы и будут проводиться другие забеги. Ясности нет, но я плавно начинаю подготовку к шоссе. На чемпионате Беларуси побегу 10000 метров. Не скажу, что хорошо умею бегать эту дистанцию, но начинать тяжелые тренировки ради одного старта смысла нет. Тем более, что последствия таких рывков ощущаются на протяжении месяца.


Какие ты ставила цели на сезон до переноса Олимпийских игр и отмены чемпионата Европы?

- Готовилась провести два-три хороших старта на дистанции 5000 метров и выполнить норматив на Олимпийские игры. Это реально, хотя я и понимаю, что в Токио будет тяжело пробиться в финал. А вот если говорить о чемпионате Европы, то здесь со всей серьезностью можно настраиваться на итоговую стадию. Правда, думаю, что это будет 1500 метров. На сегодняшний день, кстати, еще не отменен чемпионат мира по полумарафону, который запланирован на середину октября, поэтому веду подготовку к нему.

Перенос Олимпиады - это дополнительный год подготовки…

- В планировании на прошлый год мне ставили результат уровня норматива на Олимпиаду в беге на 5000 метров - 15:10.00. Для участия в чемпионате мира в Катаре нужно было бежать «пятерку» за 15:20.00. Я тогда сказала, что готова разменивать 15:30, но 15:20 - это пока слишком круто. Но сейчас… С каждым годом я чувствую, что набираюсь наглости, вижу, что соперницы бегут еще быстрее. Если лидеры со своих космических результатов сбрасывают пару-тройку секунд, то, что мне мешает улучшить свои «черепашьи» результаты? Пару недель назад я поймала себя на мысли, что прошлым летом все же могла бы бежать те самые 15:20. Не могу сказать, доступен ли мне норматив на «полторашке» (4:04.20), потому что у меня никогда не было определенной цели к ней подготовиться. Но при этом я вполне допускаю вариант участия на этой дистанции в составе эстафеты на чемпионате Европы по кроссу.

Сложно быть мамой и топовой спортсменкой?

- Дочка пошла в садик - стало проще. Раньше брала ее везде с собой. Иногда приходилось просить соседей, знакомых. Муж-то работает на двух работах… Когда мы полетели на сборы в Португалию, я выбегала на тренировку так, чтобы в 9 утра уже вернуться в гостиницу. Девочки уходили на тренировку, а я смотрела за ребенком.


Ты ведь еще умудряешься и с любителями работать…

- Втянулась! Однажды попробовала тренировать, и мне понравилось. Еще работая в университете, видела молодых и перспективных ребят - передавала их тренерам в спортивные секции. С этого все началось. Сейчас тренирую любителей в различных беговых движениях и от этого кайфую. Я вижу людей, объединенных одной целью и желанием. За это я не получаю ни копейки, но с этими людьми очень интересно общаться. Эти команды как вторая семья. На тренировку приходишь, в том числе, и для того, чтобы с ними увидеться. Благодаря Минскому полумарафону и подобным стартам в нашей стране, бег стал важной частью жизни людей. Но сама я пока не думаю о марафонах. Пока не достигла всех целей на стадионе, не вижу смысла ставить новые задачи.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ