ПРЫЖКИ С ШЕСТОМ. ТРАНСФЕР ГОДА. "ЭТОТ ПАРЕНЬ ПОКРУЧЕ ДЮПЛАНТИСА!"
27 СЕНТЯБРЯ 2020
1318


Уже в следующем сезоне прыгун с шестом Матвей Волков может выступать под белорусским флагом. Наших болельщиков разного рода переходами и легионерами не удивишь, но эта история определенно выбивается из общего ряда. И не только потому, что Матвея сегодня называют едва ли не единственным человеком, способным бросить вызов шведскому феномену Арманду Дюплантису, недавно переписавшему считавшийся вечным мировой рекорд Сергея Бубки. Вместе с сыном в Минск перебрался и Константин Волков. Человек, сражавшийся с Бубкой в секторе и ставший соавтором легендарного польско-советского противостояния на Олимпиаде-80, сегодня тренирует сына и перебрался из Иркутска в Минск ради того, чтобы тот однажды отобрал мировой рекорд у шведского вундеркинда. Об этом и не только в интервью газете PRESSBALL.

Жизнь порой выкидывает удивительные коленца. Кто бы мог подумать, что пандемия коронавируса, остановившая спорт в мире и унесшая тысячи жизней, для белорусской легкой атлетики обернется уникальным подарком и, возможно, станет точкой отсчета противостояния мирового масштаба. Более того, вспоминая на минском стадионе РЦОПа о перипетиях переезда, Константин Юрьевич - в качестве едва ли не главной гирьки, перевесивший чаши весов в белорусскую сторону, называет парад. Тот самый допредельно неоднозначный военный парад в нашей столице, вызвавший невероятное количество критических высказываний.

- Решение о переезде приняли давно. Вопрос стоял один: куда? По большому счету, решение принимали мы с женой - Матвей просто ехал за нами туда, где найдем лучшие условия. Рассматривали следующие страны: Грузия, Азербайджан, Турция, Польша. Важно ведь было найти место, где смогли бы жить, и куда могли бы забрать сына. К весне уже практически решили перебираться в Турцию - там предложили хорошие условия. Переговоры вели через известного спринтера Рамиля Гулиева: у нас один менеджер - Ольга Назарова. К тому же так получалось, что в турецкой федерации легкой атлетики работает много русскоговорящих. Получалось общаться напрямую, без переводчика.

Потом началась эпидемия коронавируса. И без того напряженная ситуация вокруг российского спорта и атлетики, усугубилась карантином и отменой соревнований. Границы закрылись, переезд отложили. Волковы пытались тренироваться дома. О "квестах", которые приходилось проходить, чтобы получить возможность совершить несколько прыжков, Константин Волков может рассказывать долго: накипело.

И сейчас не считаю, что коронавирус - какая-то запредельная опасность. Точно не настолько серьезная, как ее раздували в СМИ и какие меры в итоге принимали. То, что творится в мире, не лезет ни в какие рамки. И в России все это тоже началось. 28 марта Владимир Путин объявил выходные дни. Потом началась самоизоляция. То есть все должны были сидеть дома, а если выходили, получали штраф. Поначалу под это не подвели никакой правовой базы, потом ее "нашли", попринимали какие-то законы. Но Матвей все равно тренировался.

Нам когда-то сделали базу в лесу за городом. Как раз недалеко от дома. Постепенно ее осваивали. Там есть дорожка - 60 метров, уложенная на шпалы. Сектор для прыжков с шестом, гимнастический городок, тренажерный зал. Рядом с Иркутским водохранилищем. Все было хорошо, никто не мешал. Но потом кто-то доложил "куда следует" о том, что занятия Волкова продолжаются. Закон-то все стадионы и спортивные базы обязывал закрыть сектора. Дошло до министра спорта области…

Есть у меня друг, чемпион Европы Саня Крупский, - вместе прыгали в свое время. Сейчас - директор спортивной школы в Иркутске. Вроде хорошо общаемся, но он ничем помочь не смог. Пришлось идти дальше дальше. Последнее время заместителем министра - бывшего баскетболиста Ильи Резника - числился третий наш товарищ Паша Богатырев. Звоню, спрашиваю: "Что это значит? Вы сдурели: мы вдвоем на базе! Какие вирусы?" Он ни в какую: приказ и все.

Не понимаю такого подхода. Матвей - член сборной, один из самых перспективных шестовиков мира. В Германии, например, также вводили карантин, но знакомые рассказывали, что спортсменам выделяли время в манежах, чтобы они тренировались, не пересекаясь с другими. А в России "отрубили" - и все, не пущать!.. Два месяца реально по лесам тренировались, как партизаны. Потом нашли школьный стадион в городе, договорились с директором, что будем там готовиться - здание-то все равно закрыто. Со сторожами вопрос также решили. Но из соседних домов "доброжелатели" вызвали полицию. Приехали патрульные... Вопрос в итоге решили, но в намерении переехать после этих приключений мы лишь утвердились.

А здесь - 9 мая. По телевизору смотрю - в Минске парад Победы… Беларусь-то среди вариантов переезда поначалу вообще не рассматривали, но в итоге позвонил друзьям в Минск. Они рассказали, какие меры против вируса предпринимаются у вас в стране, как все работает. Попросили разузнать. Нам позвонил главный тренер сборной Юрий Моисевич. Через пару дней - председатель БФЛА Вадим Девятовский: "Будем рады пригласить вас все посмотреть. Создадим все возможные условия". Причем граница-то была закрыта. Пришлось лететь из Иркутска в Москву, в аэропорту брать машину на прокат и ехать в Минск. Нам прислали документы, по которым значилось, что едем в столицу проводить семинар. Оказалось, этого достаточно для прохождения границы.

Какие впечатления произвела Беларусь?

- Проехали по всем базам. Были на стадионе РЦОП, "Динамо", в "Стайках", БГУФК, в спорткомплексе "Атлет". Удивило, что нам сказали: "Можете тренироваться, где захотите ". Нам же только этого и надо: прежде ведь сталкивались со сплошными ограничениями. В Иркутске, например, есть манеж, даже с трибунами. Большой комплекс, 12 залов. Но при этом там постоянно проводятся соревнования: то борьба, то бокс, то рукопашный бой. Буквально по неделям расписано. Я считал: за минувший зимний сезон набралось аж 62 дня, когда мы не могли полноценно тренироваться. Треть времени! И как бороться с этим, не понятно. В Беларуси такого нет. Зато есть возможность тренироваться и выступать. В общем, решились.


Переезд выдался эпичным. Дорогу почти на 6 тысяч километров до Минска его семья отправилась на машине, попутно зафрахтовав фуру, куда сложили большую часть вещей и шесты. Впрочем, переезжать династии не впервой. В свое время отец Константина Волкова - Юрий Николаевич - из родного Иркутска отправился выступать в Донецк. В 1964 году. И этот переезд также имел все шансы изменить ход спортивной истории. Меньше, чем за год до того, как основатель одной из сильнейшей в СССР школы шестовиков перебрался в Донецк, неподалеку, в Луганске, родился Сергей Бубка. Понятное дело, времена, когда Юрий Волков брал считавшиеся фантастическими высоты и выигрывал чемпионат УССР, а после и медали чемпионата Союза, будущий рекордсмен мира не застал. А к моменту, когда сам Бубка пришел в секцию и впервые взял в руки шест, Волков уже вернулся домой. Сейчас не угадаешь: возможно, сложись иначе, мировые титулы десятками штамповал бы Константин Волков, а о Бубке и вовсе никто бы не узнал...

Впрочем, сегодня за лучшей жизнью за тридевять земель отправился уже самый младший Волков, и на превратности судьбы смотрит философски. Тем не менее наличие Польши в списке приоритетных направлений для переезда, все равно вызывает удивление. И вот почему.

Соревнования шестовиков на Играх-80 были одним из наиболее ожидаемых пунктов программы. Волкову заочно отдавали золото, но на обложки и заодно в историю попал его главный соперник - поляк Владислав Козакевич. Причем причиной запредельного внимания к нему стал не столько олимпийский триумф, сколько известный жест, которым поляк "приветствовал" советскую публику после победного прыжка. В то время соперничество представляли, как столкновение систем, не позволявшее даже помышлять о том, что когда-нибудь Константин Волков будет готов выставить сына под польским флагом. Сам он объясняет: накал борьбы 80-х был слишком политизирован, а претензии к Козакевичу если и имелись, то совершенно по иному поводу.

- Противостояние с поляками на Олимпиаде не считал принципиальным и выходящим за границы спортивного соперничества. Пресса его раздувала, но ситуация была иной. Сам Козакевич, конечно, был ярым антисоветчиком: выходцев из СССР рассматривал под одним углом. Но куда ж всех грести под одну гребенку?! Я, например, тоже был антикоммунистом: существовавшая тогда система абсолютно не нравилась. Будучи спортсменами, ездили за границу, смотрели мир, могли сравнивать. Все понимали, что при красивых цифрах и тиражировавшейся в газетах картинке реальность в Союзе окружала иная. Легко ведь сопоставлялось, как жили мы, и как жили на Западе… Объективно говоря, людей, которые горой стояли за Советский Союз в то время, не встречал. Козакевич, бывало, шел на конфликт, но при этом с его товарищем по команде - Тадеушем Слюсарским, с которым в итоге разделили в Москве серебро, мы дружили. С другими поляками отношения тоже сложились нормальные. Интересно другое. Козакевич за все годы, что соперничали, выиграл у меня лишь однажды - на Олимпиаде. Хорошо помню его в тот момент: пена изо рта идет, глаза круглые, еще и жесты эти. Интересно было бы его на допинг-контроле тогда проверить, но в Москве "осечек" не допускалось. Хотя внутри спортивной среды подозревались многие…

И вы?

- Всегда отказывался от подобных "предложений". Никто ведь не рассказывал, как эта химия работает, что выгадаю в прыжках. Это ведь не спринт или метания - здесь техника, взаимодействия и прочие тонкие материи взаимосвязаны. Кондиции организма должны идеально соответствовать конкретному шесту, конкретному разбегу и конкретному человеку. Просто "накачаться" и улететь в космос не получится.


Сергей Бубка детей отдал в теннис. По одной из версий, причиной решения не давать парням в руки шесты стало опасение, что от них будут ждать повторения рекордов отца. Хотя при этом ни существовавших у Бубки-старшего возможностей, ни мотивации переписать достижения у ребят попросту не будет. Волкова на этот счет имеет другое мнение: своего Матвея с основательностью иркутской школы шестовиков он начал готовить еще с пеленок. И вот здесь избежать параллелей попросту невозможно. Отец Арманда Дюплантиса - американский прыгун с шестом Грег Дюплантис - целенаправленно развивать таланты сына также начал с детства. Во дворе дома установил сектор для прыжков с шестом. Лично контролировал процесс. Утверждал, что рано или поздно сын превзойдет его личный рекорд, 5.80. На днях Арманд взял 6.15… Константин Волков в сына, в 16 лет преодолевшего планку на высоте 5.50 и готового замахнуться на 5.80, верит не меньше.

- Матвей - феномен? Не думаю. Просто знаю, как готовить спортсменов безо всяких "обходных путей". Да и вообще прыжки с шестом - не очень допингозависимый вид. Можешь, конечно, себя "накачать", но кто застрахует от обратного эффекта? На этом очень многие "прокалывались"... Тот же Дюплантис по сравнению с Бубкой - дрыщ. А рекорд уже побил. При этом личное достижение Арманда на "сотне" - 10.57 секунды. Этого достаточно, чтобы летать на 6.20 и выше. Думаю, рано или поздно туда он и отправится. Матвей, кстати, 100 метров сейчас бежит за 11.0, но ему всего 16 лет. Результаты сопоставимые. Матвей взял 5.50. Мог бы и 5.60, но на тех соревнованиях, где мы выступали, не оказалось нужных шестов. Однако это - техника. Мы в свое время пытались управлять ей, еще когда прыгали на металлических шестах. Но тогда приходилось имитировать, адаптировать. Сейчас же, на фиберглассовых, которые гнутся как угодно, можно в полной мере использовать все махи, взаимодействия…

Людей, которые знают все эти детали и нюансы, очень немного. Единственный человек, с которым у нас полное понимание в этом вопросе, - Саша Парнов. Известный тренер, долгое время работал в Австралии, но сейчас опять вернулся в Россию. К слову, когда-то тренировал и белоруса Дмитрия Маркова. Он приехал в Австралию, прыгая 5.40, а Саша вывел его на 6.05. Потом подготовил олимпийского чемпиона Стива Хукера. И, глядя на выступления того же Дюплантиса, мы с Парновым понимаем, почему он так прыгает. К слову, глядя на Матвея, Саша заявил: "Это парень покруче Дюплантиса". Некоторые моменты он, действительно, выполняет лучше. Да и результаты у Матвея сейчас выше, чем у Арманда в его возрасте.


Результат Дмитрия Маркова, подготовленного Парновым, до сих пор остается рекордом страны, а его история - показательной. Взлетают те, кто обладает знаниями. При этом делиться ими никто желанием не горит. Волковы в Беларуси также планирует работать отдельно от основной команды. Константин Юрьевич белорусских спортсменов видел пока только краем глаза и собирать вокруг себя коллектив последователей особо не стремится. Объясняет: деньги в этом вопросе далеко не главное.

- Сразу поставили условие, что буду готовить только сына. Другие меня сейчас не интересуют. Я ведь и в России только с ним работал. Зарплата составляла порядка 700 белорусских рублей в пересчете. Самая маленькая среди тренеров нашей ШВСМ. Если у тебя только один ученик, больше просто не могут предложить. Но я ведь и тренировать-то решил лишь ради Матвея. В шесть лет он узнал, что я прыгал с шестом, сказал: "Хочу тоже попробовать". А я ведь к тому времени из спорта вообще ушел. Развивал бизнес, успел министром спорта области поработать, парусный спорт продвигал. Начал работать с Матвеем - все вокруг стали интересоваться. Двоюродный брат жены - глухой. 25 лет. Говорит: хочу прыгать. В итоге выиграл Дефолимпийские игры, рекорд России поставил, 5.10 взял. Потом Алена Лутковская пришла - чемпионкой мира среди юниорок стала. А больше никого не брал, потому что знаю: чемпиона нужно "вести" с детства, вкладывать в него знания и видение многих моментов. Да и работать в Беларуси… Зарплаты-то у вас совсем маленькие. За 100 долларов день и ночь проводить с группой на стадионе не хочу.


Рекорд Дюплантиса на этапе Бриллиантовой лиги в Риме оставил двоякие впечатления. Историческая значимость и уникальность случившегося сродни секундам Усейна Болта на стометровке (9.58). При этом праздновать падение державшегося 26 лет и считавшегося "вечным" рекорда Дюплантису пришлось перед пустыми трибунами, с которых ему вторило только эхо. Несправедливо. Неправильно. Грустно. Остается лишь представлять, какой фурор, взрыв эмоций и волну интереса к королеве спорта вызвало бы достижение Арманда, случись оно, в финале Олимпиады. Или на чемпионате мира. Константин Волков соглашается: именно прыжки сегодня должны стать тем видом, который перехватит у спринта, осиротевшего после прощания Болта, роль локомотива легкой атлетики. И успокаивает: самое интересное здесь только начинается.

- Раньше мир вращался вокруг Усейна. Но ямаец ушел, и теперь все будет строиться на соперничестве Матвея Волкова и Арманда Дюплантиса. Убежден, что и Матвей, и Арманд будут спорить где-то на уровне 6.30 - причем уже достаточно скоро. Матвей очень быстро подберется к нынешним результатам шведа. Не боюсь об этом говорить. Сэм Кендрикс для Дюплантиса - слабый соперник. Хотя и выиграл у него на чемпионате мира в Катаре. Это было год назад, а сейчас скандинав уже на голову сильнее. Мировой рекорд он уже в Лозанне мог бить, но не успел: стемнело. И я вижу, что Кендрикс Дюплантису мешает. Ему нужен раздражитель посерьезнее. Чтобы они постепенно поднимали планку на те высоты, которые способны брать. При этом оба парня сами по себе интересны и неординарны. Любят сделать шоу, не боятся показать себя. У них даже истории похожи. У Арманда отец тоже прыгал с шестом. Учил его. К тому же Дюплантис - американец, но при этом выступает за Швецию. Мы вот тоже в Беларусь перебрались. Их возможная встреча на зимнем чемпионате мира еще не будет той дуэлью, которую жду. Матвей пока, объективно, послабее. Но, поверьте, уже совсем скоро все станет очень интересно.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ