ВОЗДУХ ДЕРЖИТ СМЕЛЫХ. ВЛАДИМИР ГОНЧАРЕНКО О СЕРГЕЕ БУБКЕ, РЕКОРДЕ МАРКОВА И СЕКРЕТАХ ВЫСОКИХ ПОЛЕТОВ
10 ИЮЛЯ 2020
1136

DSC_8146.JPG

Принадлежавший Сергею Бубке рекорд мира в прыжках с шестом у мужчин француз Рено Лавеллини сумел побить лишь в 2014 году. Достижение украинца для соревнований в помещениях недавно обновил швед Арманд Дюплантис, взлетевший на 6,18 метра. Официально, выше пока не взлетал никто, хотя по видеоповторам победной попытки Бубки на чемпионате мира 1991 года в Токио (5,95) специалисты высчитали, что украинец не сбил бы планку и на высоте 6,37 метра. Почти третий этаж панельного дома: о таких высотах даже подумать страшно. При этом в Беларуси есть человек, ученики которого «перепрыгивали» Бубку и вписали свои имена в историю. Рекорд Беларуси – 6 метров - установленный Дмитрием Марковым аж в 1998 году, остается одним из самых старых в стране. Спортсмен, правда, получивший австралийский паспорт, стал пятым на Олимпиаде в Сиднее, в 21 год с рекордом выиграл чемпионат мира. При этом тренер Маркова - Владимир Гончаренко, недавно взялся готовить молодое поколение белорусских шестовиков и утверждает, что среди них также могут найтись феномены.

- Владимир Александрович, сейчас вы работаете в РЦОПе, но начинали тренировать в Гомеле: как там оказались?

- Родился я в Мозыре, потом поступил в Политехнический институт в Минск. Закончил – и распределился на завод Вавилова. Очень хотел прыгать с шестом. Даже несколько раз ходил на прием к министру просвещения. У меня направление было из Мозыря – туда и вернуться должен был после учебы, а условий для прыжков там не было. В итоге уговорил оставить меня в Минске.

- Но до института вы ведь как-то готовились в Мозыре?

- Я занимался гимнастикой, футболом, фехтованием, отлично бегал кроссы. Шест взял в руки только на втором курсе. В Политехе вообще собралась неплохая компания легкоатлетов. В том числе шестовиков. Я тренировался у Эдуарда Горевого, Валера Бойко прыгал у Владимира Булатова. Юра Захарин был рекордсменом страны. Прыжки с шестом тогда, считай, только начинали развиваться, а гимнастика для шестовиков – «профильный» вид. Все тренировочные программы шестовиков в СССР включали в себя гимнастические элементы. Прыгуны ежедневно должны были хотя бы полчаса уделять перекладине, кольцам или канату. Да и школа гимнастики в Беларуси в то время была очень сильная, были хорошо оборудованные залы. Я тренировался в то время, когда выступал Николай Милигуло, застал лучшие времена Оли Корбут, помню Тамару Лазакович, Ларису Петрик… Олимпийские чемпионы, многократные призеры топ турниров! В спорткомплексе РДФК, который раньше стоял возле цирка, была единственная в Беларуси яма для прыжков с шестом. А через стенку тренировались борцы с легендарным Александром Медведем. Медведь – классный мужик, любую проблему мог в два счета уладить. Воды горячей нет: Медведь пойдет выяснить – через пару минут приходят рабочие и все включают. А гимнасты на втором этаже тренировались. Все дружили, много общались.

4ed07708ab4ea8228cfbe5db45672b74--pole-vault-vaulting — копия.jpg

- Вы до какой высоты добрались?

- На первых своих соревнованиях я прыгнул, как сейчас помню, 3,40 метра через три месяца тренировок. Сейчас у девочек это результат уровня кандидаток в мастера спорта. Через полтора года после начала занятий взял 4,40 метра – норматив мастера спорта. Но это, замечу, на алюминиевых шестах. Фиберглассовые тогда лишь только начинали использовать. Да и то, российского производства, которые постоянно ломались. Мы их называли «дрова». Потом уже немецкие появились, и результаты пошли вверх. А закончил я карьеру с результатом 4,70.

- Почему закончили, если так хорошо все складывалось?

- Из-за работы. Завод имени Вавилова – серьезное предприятие, военная направленность. А я и вовсе оказался на самом «военном» участке. До 15 числа каждый месяц обычная работа с утра до половины пятого. А после 15-го домой, и, тем более, на тренировки, уже почти не попадаешь, на упаковках в цеху спишь. Госзаказ, шесть наименований, включая гирокомпасы, аэрофотоаппараты, прицелы. А меня к тому времени уже назначили начальником технического бюро сборочного цеха – стало не до тренировок.

- А тренером-то как стали?

- Булатов умер. Для меня ведь это был и тренер, и главный пример в жизни. Сильный, непобедимый человек и уникальный специалист. Он на Кубе отработал по обмену – после этого, считай, и начал увядать. Почки... «Наследие» спортивной карьеры – сказались падения. Это сейчас и высотники, и шестовики приземляются на специальные маты. А тогда ничего подобного не было – только песчаные ямы. Землю вскапывали – и вперед. Иногда, когда заказывали очень уж серьезные высоты, могли насыпать внизу горку опилок. Позже, когда я начинал выступать, на стадионе «Трудовые резервы», который находился у реки в районе нынешнего Дворца спорта, во время соревнований укладывали древесную стружку или сено. Растрепывали обычные тюки, как на полях, и прямо вилами готовили место для приземления спортсменов. Позже, на «Динамо», яму с песком мы укрывали брезентом, а сверху клали мешки набитые отходами поролона, который доставали на фабрике игрушек. Но и в этом случае попасть точно на мешки было непросто. А если мимо – можете представить. Очень многие ломались. Плюс шесты… Чтобы его удержать в согнутом виде, нужна специальная подготовка. А если шест вырывается, бьет сильнее лошади: по лицу, по животу, между ног… Я после такого удара две недели в больнице в Ленинграде лежал – весь синий. Но все равно возвращались и опять гнули эту палку! А Булатов прыгал просто на песок. При этом на металлическом шесте умудрялся взлетать на 4,64 метра! Рекорд Европы! В итоге получил полный набор: таз, поясница, спина… Когда мы его хоронили, я поклялся, что продолжу его дело.

- Уехали в Гомель?

- В 1975 году разменял свою минскую квартиру на Гомель, хотя меня пытались удержать в столице. На всей Гомельщине в то время не было ни одного тренера по прыжкам с шестом: приняли меня, как родного. Виктор Путьков, который возглавлял местный облспорткомитет, позже помог увеличить жилплощадь - получить трехкомнатную квартиру. Отработал там 12 лет – в УОРе, ШВСМ, гостренером Спорткомитета СССР по Гомельской области. Уехал лишь после Чернобыльской аварии. Тогда тоже хватил. Мы 26 апреля как раз везли детей на соревнования в Мозырь. Выехали из Гомеля в шесть утра и аккурат попали в ураган с Чернобыльской АЭС. Остановились на дороге переждать бурю – ветром пыль гонит, запах странный. Никто еще не говорил о случившемся, но команды нескольких районов, которые ближе всех к границе с Украиной, на соревнования уже не приехали – там уже знали о взрыве. В итоге пришлось увозить из Гомеля дочку – требовалось лечение в «чистой зоне». С большим трудом выменял свою шикарную «трешку» на «полуторку» в Витебске. Просто повезло: вертолетчик закончил службу и возвращался к семье в Гомель. А мне после этого щитовидку вырезали, да и дочь пострадала…

- Будущего рекордсмена страны - Диму Маркова - как нашли?

2.jpg

- Николай Королев – тренер по прыжкам в высоту - посоветовал обратить на него внимание. Дима шестой класс закончил, брал 1,50 метра в высоту, но в семье были материальные проблемы, в квартире жил старший брат с женой и ребенком… Ситуация такая, что не до прыжков. Я забрал его в интернат, хотя колени уже тогда у Димы были опухшими – «шлятеры». Два года их лечили с доктором Эдуардом Юновым. Из-за этого отказывались прыгать в высоту. Там техника прыжка подразумевает жесткую постановку ноги – страшные нагрузки на колени, но Дима все это терпел. Мотивация просто запредельная.

- А в итоге – восемь рекордов Беларуси…

- Если считать и достижения в младших возрастах, то там больше двух десятков рекордов. До него выше пяти метров здесь никто не прыгал, а он эту планку взял, когда еще 16 лет не исполнилось. Плюс еще рекорды Австралии… Дима был невысокий, но очень длиннорукий. Ноги – как у африканских стайеров: тонкие, длинные. Это уже потом он набрал массу на австралийской фармакологии. Там им ежемесячно выдавали коробки, в которых уже были распределены добавки для каждого спортсмена. В штате Виктория – огромная фармацевтическая фабрика. Серьезные разработки. Поехали утром на разминку на море, камни пометали, зарядку сделали – Дима что-то выпивает. После завтрака – еще какая-то добавка. В багажнике машины всегда был подготовленный набор на каждый день. Смеси, коктейли: микроэлементы, белки, энергетики… То, чего мы и близко не видели – нормальная, качественная фармакология всегда стоила дорого. Курс порядка 2,5 тысячи долларов может стоить. Хироправу (два посещения в неделю) ребята по 400-500 долларов в месяц отдавали.

- Кто был более одаренным: Марков или Бубка?

Screenshot_2-5 — копия.jpg

- Думаю, что Бубка, потому что бежал быстрее, а в прыжках с шестом это важно. Формула кинетической энергии – «эм вэ в квадрате пополам»: в прыжках с шестом - сплошная физика. А по остальным качествам – от координации до смелости – Дима с Сережей были приблизительно равны. Оба - с сумасшедшим психологическим зарядом внутри, мотивированы, дисциплинированы, а это очень важно. Поднимал недавно протоколы тех лет: ребят, сопоставимых по таланту с Сергеем Бубкой, во времена СССР появлялось достаточно много.

- Почему же Бубка стал Бубкой, а они – не добрались до отметки 6,15?

- Вот, например, Саша Гурин, который, занимаясь всего два года, после восьмого класса дважды выиграл первенство СССР, причем как раз у Сергея Бубки. Почему не сложилось дальше? Сидим под Сухуми на сборах перед чемпионатом Европы – Гурину приходит повестка в армию. Как только мы появились в Беларуси – Сашу сразу обули в сапоги. Бубку – тоже, но тот служил в Киевском военном округе и, фактически, лишь принял присягу. А Гурин попал в Барановичи, потом – в Щучин, вертолетный полк. Набрал вес на кашах… Он, как Бубка, до и после посещения столовой на весы не становился. Когда из армии вернулся – попробовал прыгать, но медведи не летают. Я в «Стайках» его три раза одного в парилку запускал, потом три раза сам с ним заходил. Чтобы, если Саше плохо станет, кто-то мог его из парилки вытащить. Вес согнали, но силы были уже не те. На Спартакиаде народов СССР 1986 года Гурин порвал заднюю поверхность бедра, и на этом прыжки с шестом для него закончились. А вот Марков, я считаю, себя полностью реализовал. 6,05 для человека с его данными – фантастический результат.

сканирование0009 — копия.jpg

- Как Дима оказался в Австралии?

- В Австралию Диму и еще двух экс-советских прыгунов увез Александр Парнов – известный российский тренер. Он там создавал центр для прыжков с шестом с прицелом на Олимпиаду в Сиднее. Потом начал собирать команду. Австралийцы хотели дома выступить эффектно. В итоге Марков уехал туда на сбор и остался. Прямо из моего дома в Витебске уезжал: переночевал, в 4 часа утра поднялся – и на самолет. Считается, что под руководством Парнова Татьяна Григорьева выиграла серебро Олимпиады в Сиднее, а Марков, в 1999 году принявший австралийское гражданство, стал чемпионом мира в Эдмонтоне. Но они за год до Олимпиады так разругались, что Парнов уехал из Аделаиды за 2000 километров в Перт, захватив с собой рекордсменку мира Эмму Джордж, а Марков настоял на том, чтобы к нему вызвали меня. В голове у Димы еще с советских времен сидела мысль о том, что мы должны обязательно выиграть у Сергея Бубки. И, кстати, он выиграл. На Олимпиаде в Сиднее Марков разделил пятое место с еще одним «новым австралийцем» - Сергеем Чистяковым, а Бубка, которому тогда уже было за 30, не сделал ни одной зачетной попытки. Не сложились у него соревнования.


- Исторический момент!

- Исторический, но я считаю, что Бубку до сегодняшнего дня еще никто не победил. Даже Арманд Дюплантис. Да, он побил рекорд украинца, но количество мировых рекордов у Сергея впечатляет, 6 метров он преодолел больше 40 раз. А его нынешние «победители» сделали это раза по три-четыре. Рено Лавеллини переписал мировой рекорд Бубки в Донецке. В помещении. При этом «летний» личный рекорд француза – 6,05. Такой же, как у Димы Маркова, при том, что Дима установил его раньше.

- Дюплантиса считают феноменом и называют «вторым Бубкой»…

- Конечно, он феноменальный спортсмен. Вундеркинд. Но он таким стал не вдруг. У него – американская подготовка. В четвертом классе его отец – сам прыгун с шестом с результатом за 5,70 – уже ставил сыну технику. Во дворе их коттеджа была яма с поролоном для прыжков, а американская школа прыжков с шестом и сто лет была сильнейшей в мире. Разве что Владимир Булатов мог их бить, хотя рекорд мира на металлическом шесте все равно принадлежит американцу Бобу Гутовски.


- Вы удивлены, что в Беларуси рекорд Маркова – шесть метров - держится уже 22 года и никто и близко не может к нему подобраться?

- Марков также был способен на большее. Переехав в Австралию, за 10 лет, имея идеальные условия и поддержку, к рекорду Беларуси он добавил всего 5 сантиметров. А проблема и в его случае, и в случае тех, кто пытается побить рекорд, - в тренерах. Я ведь с Марковым в Австралии, считай, не работал. В 90-х вся экономика здесь рухнула, денег не было. Всех, кто хотел, отправляли в отпуск за свой счет. Хоть на полгода. Я и полетел к Диме на четыре месяца, потому что он меня по телефону из Австралии чуть ли не каждый день упрашивал приехать и спасать ситуацию. И федерацию местную уговорил. Из всей очереди в посольстве мне одному выдали визу: при мне звонили в Сидней – уточняли, действительно ли меня приглашают. С Марковым там я работал неофициально и недолго: просто ему нужно было готовиться к Олимпиаде в Сиднее. Но, по сути, я тогда мог остаться в Австралии. Даже документы были готовы.

- Почему же не остались?


- У меня в Беларуси была мать, дочки, в конце концов, перспективные спортсмены. Игорь Кравцов – отличный парень с данными, не хуже, чем у Маркова. Спринт на юношеском чемпионате СНГ выигрывал! Но после операции на щитовидке меня уволили, через год я уехал работать в Кувейт, а Кравцов попал к Павлу Хямяляйнену. Там начались запредельные нагрузки. Сломался… Сколько прыгнули бы Марков и Кравцов, если бы я с ним остался, сейчас можно лишь гадать. Все уже прошло. Но Олимпиада в Сиднее для Димы стала разочарованием. Победу в прыжках с шестом тогда, напомню, одержал американец Ник Хисон, прыгнувший на 5,90 метров. Марков к тому моменту уже имел шесть метров. На тренировках мы с ним ставили и более серьезные высоты, в 2000 году он должен был становиться олимпийским чемпионом. Тем более, что, в отличие от большинства соперников, он был адаптирован и к австралийским условиям, и к часовому поясу. В Австралии ведь одинаково сложно выступать что европейцам, что американцам. 5,80 на Олимпиаде Дима взял с первой попытки, но выше уже не поднялся. Что случилось – я так и не понял. Возможно, организм дал сбой. Ведь тот же Бубка при всем обилии мировых рекордов и титулов чемпиона мира, лишь однажды выиграл Олимпиаду, и то – с трудом, с третьих попыток. А рекорд чемпионатов мира до сих пор принадлежит не Дюплантису, Лавеллини или Сергею Бубке, а витебчанину Дмитрию Маркову. В Беларуси есть таланты, но не хватает тех, кто может им помочь расправить крылья. Тренера мирового уровня невозможно подготовить в университете. Нужен опыт, общение, постоянный поиск чего-то нового. Так называемая «закулисная учеба». Мы на сборах или после конференций Спорткомитета СССР брали с Юрой Волковым, известным российским тренером, бутылку сухого вина и до трех ночи обсуждали, спорили, решали, как работать со спортсменами. Юра Ковальчук, которому я за три года работы в Гродно помог многому научиться, сегодня – лучший тренер по прыжкам с шестом в Беларуси, но таких очень мало. 

DSC_8376.JPG

Да, у нас есть успехи. Кристина Концевенко в 18 лет уже побила все рекорды Ирины Жук, на днях обновила личный рекорд - 4,45 метра. На тренировках она перелетает через планку, установленную на 4,55. Но Кристина пока скорее исключение. Кроме нее и Иры Жук, можно вспомнить лишь несколько перспективных человек. Чтобы развивать этот вид, нужны условия. На Беларусь нужно 500 шестов, а есть около сотни. У ребят должна быть серьезная гимнастическая подготовка. С Сергеем Бубкой, между прочим, работал заслуженный тренер Украины по гимнастике. Обязательно наличие в Витебске стандартного легкоатлетического манежа и секторов с поролоновыми подушками на стадионах Витебска и Гомеля. Во всех УОРах нужно ввести специализацию «Прыжки с шестом» - хотя бы по 8 мест для юношей и девушек. УОРы в СССР как раз и открывали для трудоемких видов спорта – в том числе многоборья, прыжков с шестом и метаний. Да, недешево, но престижно, и потому тех спортсменов, кого сегодня отнесли к группе перспективных, очень важно не потерять. Хотя для того, чтобы побить рекорд Маркова или, тем более, Бубки, должно сложиться много факторов. От физических данных до поведения в быту и характера. Каждая попытка за 6 метров требует максимальной концентрации и самопожертвования. На грани самоубийства. И на такие поступки во все времена были способны единицы.

Источник: sb.by

 

Рекорды мира в прыжках с шестом:

Мужчины

Бамбуковый шест. Корнелиус Вармердам, США (1942 год) - 4,77 метра

Алюминиевый шест. Боб Гутовски, США (1957 год) – 4,82 метра

Стальной шест. Дон Брэгг, США (1960 год) – 4,80 метра

Фиберглассовый шест. Арманд Дюплантис, Швеция (2020 год) – 6,18 метра (в помещении), Сергей Бубка, Украина (1994 год) – 6,14 метра (на открытом воздухе);

Женщины

Фиберглассовый шест. Елена Исинбаева, Россия (2009 год) – 5,06 метра

 

Этапы работы Владимира Гончаренко

1. Гомель. 1975 – 1986 гг. Лучший результат: Рекорд Гомеля - Геннадий Сидоров, 5,65 метра

2. Витебск. 1987 – 1998 гг. Лучший результат: Рекорд Витебска и Беларуси – Дмитрий Марков, 6,00 м

3. Гродненский. 1998 – 2001 гг. Лучший результат: Рекорд Гродно – Игорь Кравцов, 5,40 м

4. Кувейт. 2002 – 2004 гг. Лучший результат: Али Сабаха, 5,11 м

5. Катар. 2005 – 2008 гг. Лучший результат: Абдулла Ганем, Али Хамэд – 5,02 м

6. Витебск. 2009 – 2013 гг. Лучший результат: Илья Веремеенко, Денис Борисов – 5,20 м

7. Минск, РЦОП. 2015 – 2020 гг. Лучший результат: Владислав Чемармазович - 5,55 м, Кристина Концевенко – 4,45 м.

КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ