ФИЛОСОФИЯ ПРЫЖКА. В 21 ГОД ВЛАДИСЛАВ БУЛАХОВ СЧИТАЕТСЯ ОДНИМ ИЗ ЛУЧШИХ ПРЫГУНОВ ЕВРОПЫ И РАССУЖДАЕТ ПРО ОЛИМПИАДУ
04 МАРТА 2020
388

В белорусской легкой атлетике зажигается новая звездочка. Владу Булахову 21 год, и на недавнем чемпионате Беларуси по легкой атлетике в помещении он завершил зимний сезон прыжком на 7.94 метра. Это много. Гроссмейстерским уровнем в прыжках негласно считается восьмиметровая отметка, но и нынешний результат молодого белоруса – в десятке взрослого европейского рейтинга. Еще немного, и можно всерьез думать про Олимпийские игры. Но к перспективе уже в этом возрасте запрыгнуть в Токио Влад относится философски. Корреспондент Издательского дома "Беларусь сегодня" пообщался со спортсменом после победного национального форума.

- Для меня сейчас уже не стоит вопрос, насколько круто выиграть чемпионат Беларуси. Вопрос в том, с каким результатом. Цифры и раньше были важны, но сегодня  - вдвойне. Конкуренция в мире очень сильно выросла. Не могу сказать, что случился какой-то космический скачок, но давайте вспомним, чемпионат мира в Пекине в 2015 году или аналогичный турнир в Лондоне после Олимпиады в Рио. В список тех, кто традиционно претендовал на медали, ворвался южноафриканец Луво Маньонга, заявил о себе кубинец Хуан Мигель Эччивария. Появились новые звезды, и результат сразу вырос. Особенно это было заметно в тройном прыжке.

То есть ты себя сейчас ориентируешь на этих ребят?

- Очень важно понимать, что вне зависимости от того, какой стадион, страна или соперники, ты сражаешься с самим собой. Потом уже начинается вопрос конкуренции за медали, за результат… Но главный соперник – ты сам. И в Могилеве на чемпионате Беларуси, мне хотелось победить не столько Артема Гурина, с которым у нас получилась красивая дуэль, сколько справиться со своими прыжками. Доказать всем, у кого еще были какие-то вопросы на мой счет, что эти вопросы стоит отложить.

Прыгнув на 7.94 метра, ты победил себя?

– Скорее, порадовал. Это хороший результат, но я не могу сказать, что все мои тренировки направлены на то, чтобы преодолеть восьмиметровый рубеж. Получилось 7.94 – классно. Прыгнул бы 7.90 – все равно здорово. Это тоже был бы мой новый личный рекорд! Просто еще одна ступенька на пути к главной цели.

Но есть нюанс: всего на сантиметр дальше – и летом это был бы норматив, позволяющий выступить на взрослом чемпионате Европы!

- Это ведь летом. В шестой попытке я попал на самое начало планки – так что запас еще серьезный. Если все будет хорошо, летом я наберу еще более хорошую форму и уже на первых стартах сезона постараюсь выполнить норматив. Там, где 7,95, и до 7,97 недалеко и звание мастера спорта международного класса получить можно.

Ты ведь выступал фактически дома, в Могилеве. В этом же манеже начинал заниматься?

– Да, с самых первых тренировок. Так что поначалу, когда на соревнованиях здесь выступал, ощущения были странные. Вроде бы серьезный старт, но при этом – дом, все знакомое, живешь не в гостинице, питаешься не в столовой. Приятно!

Твоих болельщиков в Могилеве приходит много?

– Сейчас не очень. Несколько друзей – и все. Даже родители не смогли прийти – работали. Но это обычное дело. Они следят за моими успехами, радуются, но на соревнованиях нечас­то бывают. Только спрашивают потом, кто победил, сколько прыгнул. Я и не настаиваю. Говорю: «Подождите немного – будете по телевизору за моими успехами следить».

Это они тебя в атлетику привели?

– Нет, там интересная история. Физрук в школе уговорил. Мне физкультура никогда особенно не нравилась. А тогда, помню, зима была, мы классом в бассейн ходили, а я плавать совсем не умел. Физрук, видя мои мучения, говорит: «Запишись ты уже в секцию. Я вижу: у тебя получится!» Как раз тренер молодой пришел – Женя Сапранков. В общем, уговорил. Так и начал тренироваться.

Тебе важно, чтобы показанные тобой результаты оценивали по достоинству? А то бывает ведь, прыгнешь хорошо, а зрители реагируют, словно ты шесть метров едва перелетел…

- Подавляющее большинство моих знакомых, чье мнение для меня важно, прекрасно понимают, что это за метры, и чего стоит их показать. Если сейчас открыть итоговые протоколы зимней серии международных турниров World Tour, которые проходят в Европе, мой победный результат на чемпионате Беларуси был бы на третьей-четвертой строчке. Это ведь что-то да значит!

Тебе всего 21 год. Совсем мало, но ты показываешь результаты, которые позволяют уже в ближайшем будущем выступать на чемпионате Европы вместе с топовыми соперниками. Волнительно?

– Это такое странное чувство. Страх граничит с любопытством. Страшно интересно – самое правильное определение.

Ты азартный человек?

- Вряд ли. Не играю в карты, не хожу в казино. Даже прыгнув, скажем, на 8 метров, я не заведусь: «А норматив на Олимпиаду всего на 22 сантиметра дальше!» Я убежден, что квалифицироваться в Токио напрямую для меня пока сложно, хотя можно добраться по системе рейтингов. Чемпионат Европы куда ближе и реальнее – не хватает всего сантиметра – и я понимаю, что полезнее попасть туда и попытаться конкурировать, нежели полететь в Токио ни на что серьезное не рассчитывать. Хотя, мне кажется, что Олимпиада – это турнир очень ответственный, но при этом, на мой взгляд, очень легкий. Даже на чемпионате Беларуси волнения больше, чем на Играх.

Вот это заявление!

- Я объясню. Все придают Олимпиадам очень большое значение из-за того, что они проходят раз в четыре года. Нагнетается ажиотаж, обсуждается, что туда очень сложно попасть, нужны годы тренировок. Но в итоге, попав на Олимпиаду, многие спортсмены загоняют себя в еще более жесткие рамки: серьезнейшая конкуренция, груз ответственности… При этом, если посмотреть объективно, на Играх не происходит ничего сверхъестественного. Откроем протоколы любого этапа Бриллиантовой лиги – результаты лидеров практически идентичны олимпийским. Олимпийские рекорды чаще всего уступают мировым. Сложность этого турнира со спортивной точки зрения переоценена. Туда очень сложно попасть, но если попал, загонять себя в какие-то рамки неправильно: все реально!

Для кого-то цель – любой ценой попасть на Олимпиаду, для кого-то – прыгать за 8/20. Ты себя к какой группе относишь?

- Я заметил, что очень часто люди говорят про Олимпиаду, про подготовку, «Road to Tokyo» и что-то вроде этого, но при этом не отдают себе отчета, что за этим всем стоит. Рассуждают, как о походе в магазин. Я говорю о том, что выступать на Играх нужно без психологических ограничений, но при этом убежден, что Олимпиада – это не просто соревнования. У нее история, символизм, выходящие за рамки обычного спортивного турнира. Для меня Олимпийские Игры – что-то вроде заколдованного мира, куда очень сложно, но очень хочется попасть. Но попасть на Олимпиаду, занять там 23-е место и винить себя за этот результат еще четыре года мне бы не хотелось. Поэтому-то для меня сейчас важнее выступить на соревнованиях пусть пока чуть более низкого уровня, но с возможностью побороться за что-то серьезное.

Тебя уже сравнивают с призером чемпионата Европы Максимом Недосековым: он тоже не по годам рассудителен и серьезен в секторе. Только прыгает в высоту, а ты – в длину. Как относишься к таким параллелям?

– Макс из тех, кто любит кататься, но любит и саночки возить. Он очень талантливый, высоко прыгает, но и восстанавливается соответствующим образом. Как ему это удается, мне сказать сложно, но для своего возраста он показывает феноменальные результаты. Я пока не умею так концентрироваться. Да, могу завести себя, сделать на эмоциях хороший прыжок. Недосеков же каким-то образом умеет накапливать в себе энергию, складывать ее, чтобы потом в секторе в нужный момент достать и выплеснуть.

Этому можно научиться?

– Вполне. Вопрос в том, что та или иная модель поведения должна подходить спортсмену. Кто-то выходит, переписывает олимпийский рекорд и просто спокойно поднимает руки вверх. У кого-то малейшая прибавка в результате провоцирует колоссальный выброс эмоций. Мне кажется, я для себя тоже нашел оптимальную систему, но, в конце концов, я еще очень молод. У некоторых, конечно, и в 21 год случается расцвет. Как сейчас, например, у шведского шестовика Армана Дюплантиса. Парень в 20 лет бьет мировые рекорды! Но было много примеров, когда после такого всплеска случался спад. Я же хочу свой пик отложить на более позднее время. Это очень тонкий момент. Часто ребята, показав высокий результат, сразу пытаются развить успех, взобраться на ту же вершину или даже выше. Это – путь к травмам, проблемам, ошибкам. Начинаются смены тренеров, поиски виноватых. А проблема-то чаще всего в самом человеке, на которого обрушилось внимание, который вдруг поверил в свою исключительность и не справился с этими эмоциями. Потерпи годик, поработай и постепенно придешь к этой цели. Иначе падать будет очень больно и мучительно.

Как обычно переключаешься после тренировок? Прыгуны-«высотники», например, в компьютерные игры сражаются…

– А у меня как таковых увлечений нет. Прихожу домой и отдыхаю, читаю новости: политика, что в мире делается. А потом опять на тренировку. Даже компьютера нет, чтобы поиграть. Но меня это устраивает. Тем более что есть еще и учеба: осталось доучиться один курс в БГУФК. Через год официально стану тренером-преподавателем по легкой атлетике – можно будет думать, куда двигаться дальше.

Источник: sb.by

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ